Царствование Василия Шуйского — основные события в его правление

Эта тема обнимает период с 1606 по 1610 годы и состоит из двух сюжетов: восстания Болотникова — 1606-1607, и движение в поддержку Лжедмитрия II — 1607 — 1610 года. Сразу после смерти Лжедмитрия I, на престол вступил боярин князь Василий Шуйский.

Царствование Василия Шуйского

Выборы Шуйского на престол

Не было правильного избрания государя, как это имело место при восшествии на престол Бориса Годунова. Не было земского собора, который избирал государя. Сторонники Василия Шуйского вывели его на Красную площадь и, обратившись к народу, спросили: «Кого хотят государем?» И другие сторонники из толпы закричали: «Князя Василия Ивановича Шуйского!» Вот так, как говорили современники, был выкрикнут на Красной площади новый государь Василий Иванович Шуйский.

Перезахоронение царя Дмитрия Ивановича

Шуйский понимал, что ему предстоит покончить с призраком самозванческой интриги, но сразу же после гибели самозванца, по стране поползли слухи о том, что царь Дмитрий Иванович жив. И чтобы парализовать эти слухи царь Василий решил перенести подлинные останки царевича Дмитрия Ивановича, они были захоронены городе Угличе, где тот и погиб, в Москву и причислить его к лику святых, тем самым любому верующему человеку будет невозможно утверждать, что любой самозванец, который выдаст себя за чудесно спасшегося царевича является таковым, коль скоро его прах будет погребён в Архангельском соборе Московского кремля.

И вот новый патриарх Гермоген, старого Игнатия свели с престола за его безобразное поведение, Гермоген перенес эти мощи царевича Дмитрия в Москву. Конечно, каждый святой должен являть чудеса, поэтому болящих, немощных, допустили к гробу царевича Дмитрия. И старательные писцы записывали, может быть, кому-то стало лучше. Но первый очень больной человек скончался прямо у гроба царевича Дмитрия. Тогда это все прекратили, останки захоронили в Архангельском соборе в надежде, что призрак царевича не воскреснет вновь. Но надежды эти были тщетны.

Ожидание царевича Дмитрия Ивановича

У Василия Шуйского не хватило ума и он отменил те привилегии, которые получили служилые люди юга страны. Самозванец на престоле освободил южные уезды на 10 лет от налогов, и теперь эта привилегия была отменена. Конечно, служилые люди юга страны, которые не знали, что произошло в Москве, с большим сомнением отнеслись к тому, что новый боярский царь, который был выкрикнут на Красной площади, имеет законные права на престол.

И тут объявился один из слуг погибшего Лжедмитрия I, Михаил Молчанов, он объявился на северской Украине в городе Путивле. Он ускользнул из Москвы на царском скакуне, прихватил с собой печать Лжедмитрия I и объявил путивлянам, что в скором времени им следует ожидать появления царя Дмитрия Ивановича, а сам скрылся в Речи Посполитой. Он нашел приют в Самборе, в имении Мнишков.

Иван Болотников

Далее на историческую арену выступает совершенно новый персонаж — это донской атаман Иван Исаевич Болотников. Его биография удивительна. Он был, судя по всему, мелким дворянином, потом поступил на службу к князю Телитевскому. Вероятно, в обстановке голода Телитевский выгнал его, и так, Болотников бежал на Дон в вольные казаки. Он попал в плен к татарам, а те продали его в рабство на турецкие галеры, каторги, как называли их на Руси. Вот современное значение слова каторга происходит, как раз, от этого слова.

Тяжелейшие условия. Там рабы, прикованные цепями к скамьям, жили, вообще, несколько месяцев, потому что очень тяжелый труд. Но Болотникову повезло. В абордажном бою немецкое судно в Средиземном море освободило невольников, захватило турецкий корабль, и так Болотников оказался в Венеции. Откуда он через австрийские земли вернулся на Дон, и его, как бывалого человека, донские казаки выбрали своим предводителем. Вот, во главе этого отряда Болотников ходил в походы на турок и, возвращаясь из такого похода, он проходил мимо Самбора там, где укрылся Михаил Молчанов.

Появление двух повстанческих войск

Михаил Молчанов мистифицировал Болотникова. Он выдал себя за чудесно спасшегося царя Дмитрия Ивановича. Болотников не был на Руси, он не знал, никогда не видел самозванца, не знал, что происходило и он, судя по всему, искренне поверил. Молчанов дал Болотникову все деньги, которые у него были, 30 серебряных монет, и велел атаману идти на Русь, собирать войско, а сам царь Дмитрий Иванович будет вскоре.

И вот, Болотников пребывает в Путивль и объявляет о наборе повстанческого войска. Но за некоторое время перед тем в Путивле уже произошло восстание против царя Василия Шуйского. И во главе движения встал стрелецкий сотник Истома Пашков. Как видим, предводители смуты, как раз, из служилых людей, точно так же, как и основная часть участников восстания Болотникова. Это были мелкие дворяне юга страны, стрельцы и казаки.

Конечно, были крестьяне, но они не занимали в войске какого-то особого положения. Дело в том, что до нас дошел очень интересный источник, это документ, в которой записывали деньги, расход денег на содержание пленных болотниковцев и по составу пленных мы можем судить, что приблизительно такой же был состав и в войске Болотникова: треть дворяне, треть казаки и треть крестьяне.

И так, Истома Пашков уже поднял знамя восстания до прихода Болотникова, и из Путивля его отряд, несколько сотен служилых людей, ушел к другому городу на юге страны Елец. Почему? Потому что в Ельце, еще при самозванце, были собраны большие запасы вооружения, продовольствия для готовящегося похода на Крым. И вот, уже после ухода из Дона Пашкова сюда, в Путивль, приходит Болотников. Так возникло два повстанческих войска. Одно во главе с Истомой Пашковым, а другое во главе с Иваном Болотникам.

Поход войск на Москву

Они двигались на Москву самостоятельно разными маршрутами. Пашков шел от Ельца, далее на Рязань и к Москве. В Рязани к нему присоединился Прокопий Ляпунов с рязанскими дворянами. Помните, это тот самый дворянин, который стоял во главе заговора против Бориса Годунова. И теперь во главе этого отряда стоял и Прокопий Ляпунов, и Истома Пашков.

Иным путем шел Болотников. Он шел из Путивля через Кромы и далее вниз по реке Оке на Калугу, и оттуда к Москве. Если Ляпунов и Истома Пашков выиграли все сражения при своем движении к столице, то Болотников, наоборот, все проиграл. Но он всегда двигался вперед, потому что каждый раз в тылу правительственной армии обнаруживалась шаткость, служилые люди переходили на сторону повстанцев.

У стен Москвы два повстанческих войска соединились. Это осень 1606 года. Так завершился первый этап восстания. Это поход двух повстанческих армий к Москве.

Осада Москвы

Под Москвою предстояло выбрать главного воеводу. Их было трое — это был Болотников, Пашков и Ляпунов. Таковы они стояли по значению в войске, но, строго говоря, по понятиям того времени все должно было быть наоборот. Потому что в начале, конечно, должен быть дворянин средней руки Прокопий Ляпунов, затем дворянского происхождения, видимо, Истома Пашков и только потом казачий атаман Иван Болотников. Но на деле все было наоборот и к тому же, именно, Болотникова самозванец назначил своим главным воеводой.

Поэтому командующим объединенными повстанческими войсками был избран Болотников. Видимо, это очень обидело двух других предводителей, и в первом же столкновении под Москвой с правительственными войсками Прокопий Ляпунов с Рязанцами перешел на сторону Василия Шуйского. За эту измену Прокопий Ляпунов получил очень большое пожалование. Он стал думным дворянином, то есть он из разряда городовых дворян превратился в царского советника, то есть он вошел в боярскую думу. Никогда его родственники не поднимались так высоко.

Во время следующего и решающего сражения под Москвой 2 декабря 1606 года Болотников потерпел сокрушительное поражение, в значительной степени потому, что теперь Истома Пашков со своим войском перешел на сторону Василия Шуйского. С остатками своих войск Болотников отступил от Москвы к городу Калуге.

Самозванец царевич Петр

Так начался второй калужский этап восстания. Здесь несколько месяцев Василий Шуйский осаждал болотниковцев, пока на помощь отряду Болотникова не пришло подкрепление. Так на сцене исторического нашего рассказа появляется еще один самозванец — царевич Петр. История этого самозванца такова. В недалеком Тереке собрались дерзкие казаки. В казачьем кругу они решали, куда им идти грабить — персидских купцов или на Волгу. И решили идти грабить русских купцов на Волгу, а для того, чтобы придать своей экспедиции законный характер, они решили избрать из своей среды законного претендента на российский престол.

И в качестве двух кандидатов фигурировали два юноши из казачьей среды: Илейка и Митька. Поскольку Илейка из города Мурома, поэтому мы его называем Илейка Муромец. Он был заправским столичным жителем, то есть он однажды был в Москве в течение двух недель, то, конечно, его и выбрали в царевичи. Он хотя бы знал, где кремль, где царские палаты. Так Илейка Муромец стал царевичем Петром, сыном Федора Иоанновича, мифическим сыном, потому что никогда такого царевича и не существовало.

Помощь казаков Болотникову

Конечно, царевич Петр был игрушкой в руках опытных атаманов. Казачий отряд быстро увеличивался в численности и двигался вверх по Волге. В это время еще на престоле сидел Лжедмитрий I и он в одно время хотел пригласить к себе своего родственника для того, чтобы казачий отряд защищал Лжедмитрия I, но казаки в Москву не успели.

Лжедмитрия I убили, и они двинулись обратно вниз по Волге и провели следующую зиму на Дону. Вот отсюда, с Дона, они двинулись вновь на территорию русского государства и подошли к Калуге, когда там находился Болотников. С помощью многочисленного отряда Илейки Муромца или царевича Петра Болотникову удалось перейти из Калуги в город Тулу.

Тульский этап восстания

И так начался третий, тульский этап восстания. Почему в Тулу? Потому что Тула была каменной крепостью. Здесь Болотников надеялся отсидеться, потому что он, ведь, ждал, когда же появится царь Дмитрий Иванович. Ведь на розыски истинного государя Болотников отправил своего сподвижника Ивана Заруцкого. Запомним это поручение Заруцкого, вскоре мы вернемся к этому сюжету.

А пока Болотников осажден в Туле. Один из дворян дал Шуйскому очень практичный и дельный совет. Затопить Тулу. Долгое время историки сомневались в достоверности этого рассказа, но недавно обнаружен отрывок, уже несколько десятилетий обнаружен отрывок из расходной книги в лагере возле Шуйского под Тулой, и там есть запись о покупке мешковины на запруду реки Упы, так что это подлинная история. Когда реку затопили, то вода залила крепость. Все запасы продовольствия погибли. Внутри крепости передвигались на плотах. И тогда болотниковцы вынуждены были сдаться.

Шуйский обещал никого не казнить, но за всю свою жизнь царь Василий Иванович Шуйский не сказал ни слова правды. Конечно, основную часть восставших он казнить не мог, он опасался, но предводителей восставших он погубил. Илейку Муромца повесили, а что касается Болотникова, то его отправили в далекий северный город Каргополь, где сначала ослепили, а потом утопили.

Так в октябре 1607 года закончилось восстание Болотникова, но не закончилась смута. Потому что вскоре объявился царь Дмитрий Иванович. Это уже история связана со следующим самозванцем Лжедмитрием II. И годы движения в его пользу — это 1607 — 1610.

Появление Лжедмитрия II

История Лжедмитрия II весьма загадочна и путана. Есть несколько версий его происхождения. Единственное, что мы наверняка знаем, что его звали Богданом. Возможно он был еврейского происхождения. Скорее всего он был бедным учителем из польского города Шклова. Он был, действительно, очень бедным и ходил зимой и летом в одной и той же одежде, у него другой не было. Ему посчастливилось устроиться к местному священнику, у которого должен был учить детей. Но однажды священник, явившись нечаянно домой, застал учителя не с детьми, а со своей женой, и поэтому он выгнал незадачливого педагога на улицу, и тот оказался без средств к существованию.

И тут на него обратили внимание два польских шляхтича. Они когда-то участвовали в походе Лжедмитрия I на Москву. И к этому времени уже пропили то крупное жалование, которое они получили и были не прочь повторить авантюру. Чем-то, видимо, этот бродяга напомнил им своими повадками предыдущего самозванца и они, взяв его в оборот, поставили перед ним вопрос ребром: либо он подается в московские цари, либо они повесят его на ближайшем дереве.

И Богдан почел за лучшее стать московским государем Дмитрием Ивановичем. И следующий сюжет, о котором нам известно, это три странника появились в пограничном русском городе Стародубе. Они объявили стародубцам, что в скором времени им следует ожидать чудесно спасшегося царя Дмитрий Ивановича. Прошло несколько дней, стародубцам ждать надоело, они схватили странников и стали их пытать, и те сразу показали, что один из них и является вот этим самым царем Дмитрием Ивановичем.

И надо же такому случиться совпадению, что в этот же день в город Стародуб въехал Иван Мартинович Заруцкий с казачьим отрядом. Тот самый атаман, которого Болотников послал на розыски царя Дмитрия Ивановича к западной границе. Конечно, этот спектакль был разыгран по нотам. Заруцкий не стал ждать у моря погоды у западной границы, когда же он появится царь Дмитрий Иванович? Он просто сделал так, что с помощью некоторых польских шляхтичей этот самозванец вскоре и появился.

С войском служилых людей Лжедмитрий II двинулся на помощь Болотникову. Еще тогда Тула держалась. Но Болотников не знал о том, что идет ему помощь, и поэтому он в октябре 1607 года капитулировал, а отряд Лжедмитрия II, узнав об этом, двинулся обратно к западной границе. Вскоре, правда, в лагерь нового самозванца пришли все болотниковцы. Они пришли служить тому самому царю Дмитрию Ивановичу, во имя которого они воевали и раньше.

Таким образом, смута после восстания Болотникова не прекратилась, а продолжилась с новой силой.

Борьба с самозванцами

По всей стране в многочисленных казачьих отрядах, как грибы после дождя, стали появляться самозванцы. С добрый десяток и даже больше их появилось в это время, и современники, даже, не вполне осознавали, за кого выдавали себя эти люди. Какой-то царевич Август, царевич Осенавик, довольно туманного происхождения. Они даже не утруждали себя составлением достоверной биографии. И вот, много таких царевичей объявилось в войске Лжедмитрия II.

Вскоре туда же прибыл и пан Рожинский из Речи Посполитой с большим отрядом. Рожинский захватил власть в военном лагере в свои руки и приказал казнить всех самозваных царевичей, кроме царевича Димитриу, то есть кроме Лжедмитрия II. Он прекрасно понимал, что, если служилые люди и будут поддерживать самозванческую интригу, то только в том случае, если она сохраняет хотя бы видимость правдоподобности.

Осада столицы войском Лжедмитрия II

И так, вот это возросшее войско Лжедмитрия II двинулось к Москве и осадило столицу. У Шуйского не было достаточно сил для того, чтобы противодействовать смуте. Он укрылся за стенами Москвы и был блокирован. Все дороги, ведущие в Москву были перерезаны, и только на ярославской дороге еще держался Троице-Сергиев монастырь. Здесь небольшой стрелецкий отряд, монахи, некоторые служилые люди, сидели в осаде много месяцев, и тушинцы, как называли сторонников Лжедмитрия II, не могли взять православную обитель.

Разделение страны на две части

Страна разделилась на две части. Одна признавала Василия Шуйского, другая признавала царя Дмитрия Ивановича. В каждой из этих частей был свой царь, свой патриарх, своя боярская дума. Патриархом в Тушине стал Филарет. Это боярин Романов, мы говорили об опале Годунова на Романовых. Тогда вот Федора Никитича Романова постригли насильно в монахи, а тушинцы захватили его в плен и заставили быть патриархом в Тушине.

Здесь же, в подмосковном селе Тушино, где был лагерь самозванца, сейчас это в черте Москвы, Тушино, как известно находится, так вот, в Тушино появилась своя боярская дума. Многие знатные люди выехали из Москвы в Тушино, а некоторые потом возвращались обратно и снова отъезжали в Тушино. Таких людей современники метко окрестили «тушинские перелеты». Это выражение стало крылатым, и сейчас вы можете встретить его в смысле человека, который беспринципно меняет свою позицию, свои убеждения. Надо иметь ввиду, что каждый такой переход сопровождался целованием креста, верности службы.

Освобождение Юрия и Марины Мнишек

Василий Шуйский, понимая, что никак нельзя раздражить польского короля, тем более, что некоторые поляки на свой страх и риск уже приняли участие в движении Лжедмитрия II, и поэтому он склонился на просьбы польской стороны и отпустил из плена Юрия Мнишка и Марину Мнишек, жену Лжедмитрия I, с клятвой, что они никогда не примут участие в русской смуте.

Один польский шляхтич из рыцарских побуждений тайно прокрался к Марине, чтобы предупредить ее, что тушинский царек — это не ее супруг. Когда Марина въехала в Тушино, она выдала этого молодого человека. Его посадили на кол. Вот таково было стремление Марины Мнишек вновь сесть на московский престол. Юрий Мнишек сторговал свою дочь снова следующему самозванцу. У него, похоже, была устойчивая такса, за 1 миллион злотых, и опять же с условием, что только, когда самозванец будет на российском престоле, Марина станет его супругой. Но Марина прекрасно понимала, что, если она будет жить с самозванцем раздельно, кто же поверит, что они муж и жена. Ослушавшись отца, Марина Мнишек перешла жить к самозванцу, а Юрий, рассерженный непослушанием дочери уехал в свой Самбора.

Договор Шуйского со Швецией

Василий Шуйский не знал, как прекратить внутреннюю смуту. Вся беда в том, что часть дворянства перешла на сторону нового самозванца. Только внешняя помощь могла спасти его, и поэтому Шуйский обращается к естественным врагам поляков, он обращается к Швеции. И был заключен договор о том, что шведы пришлют пятитысячный отряд в обмен на пограничную крепость Карела. Это нынешний город Приозерск.

Шуйский согласился и отправил на переговоры со шведами своего племянника князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского. До нас дошла парсуна 17 века, изображающая князя Михаила Васильевича. В отличие от своего дяди, Михаил Васильевич пользовался огромной популярностью в народе и в войсках. Его очень любили, несмотря на то, что ему было всего 19 лет. Он был лично храбр, огромного роста, умел разговаривать с людьми и был щедрым. И вот, ему в короткое время удалось в Новгороде собрать большое войско из русских людей, и к нему прибыл пятитысячный шведский отряд во главе с выдающимся шведским военачальником Якобом Делагарди.

Снятие тушинской осады

Эти войска в 1609 году собрались и уже по весне следующего года двинулись к Москве. Была снята осада Троице-Сергиева монастыря, и в марте 1610 года Скопин-Шуйский и Якоб Делагарди торжественно вступили в Москву, была снята осада, тушинская осада. На крепостной стене окольного города царь Василий Шуйский видел, как народ встречает его племянника.

Люди становились на колени, увидев своего избавителя и тогда Шуйский про себя произнес: «Вот идет мой соперник». Через несколько дней во время пира Михаилу Васильевичу Скопину-Шуйскому поднесли чашу с ядом. Это сделала, вот уж какое совпадение или несовпадение, дочь Малюты Скуратова, известного опричника, жестокого опричника царствования Ивана Грозного. Сразу Михаил Васильевич на этом пиру почувствовал себя плохо, у него пошла кровь из носу и через несколько дней он скончался.

Тем самым Василий Шуйский порвал последнюю нить, которая связывала его с поданными. Служилые люди терпели непопулярного царя Василия Шуйского только потому, что у него есть такой замечательный племянник. Нужно было прекращать смуту. Тушинский лагерь к этому времени распался. Сам самозванец укрылся в подмосковном городе Калуге, а другая, не менее страшная опасность, угрожала со стороны Польши.

Сражение у села Клушина

В 1609 году польский король открыто вмешался в русскую смуту и с коронной армией осадил Смоленск. И вот, по смоленской дороге на встречу польским войскам двигается соединенное русско-шведское войско. Во главе его царь Василий поставил своего брата Дмитрия, человека абсолютно безталанова, но, зато, верного Василию Шуйскому. И вот, посередине пути между Смоленском и Москвой, в селе Клушина, на смоленской дороге произошло сражение между польскими войсками и русско-шведским войском. Сражение 1610 года у села Клушина.

Дмитрий Шуйский совершил несколько ошибок, но катастрофические последствия имело в особенности то, что накануне сражения он не выплатил жалование шведским наемникам. Или шведское начальство решило попридержать деньги, чтобы после боя оставшиеся средства положить себе в карман. Во всяком случае, именно шведское войско, как наиболее боеспособное в составе русской армии, не смогло дать должный отпор польским войскам, хотя, приблизительно, в 4 раза поляки уступали по численности. Но Жалкезский, талантливый военачальник, решился на сражение, заставил шведов отступить. Русские войска пассивно все сражение сидели в обозе, и в результате, после Клушинской битвы у московского царя не оказалось армии. Она развалилась.

Свержение Василия Шуйского

И тут, оставшимся в Москве служилым людям, уже ничего не оставалось делать, как свергать Василия Шуйского с престола. И вот в 1610 году брат Прокопия Ляпунова во главе дворян явился во дворец и отобрал у Василия Шуйского посох. Дело в том, что служилые люди в Москве надеялись таким образом прекратить внутреннюю смуту. Из Калуги к ним поступили тайные сведения о том, что тушинцы тоже хотят свергнуть своего государя и, что можно таким образом объединить свои усилия, прекратить междоусобицы и выгнать иноземцев из страны.

Конец движения Лжедмитрия II

Но, когда из Москвы сообщили в Калугу, что теперь ваша очередь свергнуть своего царька, то из Калуги последовал неожиданный ответ. А вот теперь вам придется признать истинного государя Дмитрия Ивановича. И тут московских людей в Москве объял ужас. Они не хотели признавать казаков в Тушине. Они понимали, что это простонародье угрожает основам государственного порядка, и тогда власть в Москве перешла к семибоярщине, то есть правительству из семи бояр, которые по традиции управляли страной в отсутствии государя.

И вот эта семибоярщина по благословению патриарха Гермогена заключает с поляками договор в 1610 году о том, что на русский престол будет приглашен польский королевич Владислав. Что касается самого тушинского царька, то конец его в декабре 1610 года был печальным. Во время охоты начальник его стражи, князь Урусов, зарубил своего государя. Так, в 1610 году прекратилось движение Лжедмитрия II. Но это еще не апогей смуты. Апогей смуты еще впереди.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Adblock
detector