Византийская империя в VI-VIII веках — наследство, которое принадлежит восточной и западной части империи

Почему эту тему следует выделить, как особенно ценную для нас всех. Что нам досталось от Византии? Вы найдете нужные вещи сразу. Во-первых, это любой текст на русском языке, по крайней мере, набранный кириллицей в любой книге, на листочке, на экране, на мониторе. Это будет кириллица. Основателями славянской письменности являются два византийца Кирилл и Мефодий и их ученики. То есть все, что мы читаем на своем родном языке -это все наследие Византии, в некотором смысле. Если мы выйдем на улицу, походим по нашим городам, то скоро увидим Христианский храм.

Византийская империя в VI-VIII веках

Наследие Византии

Христианство тоже пришло из Византии на Русь, в Россию. Если мы пойдем в этот храм, мы там увидим иконы, фрески, и все это будет более или менее по византийским канонам, которые разрабатывались, примерно, в то самое время, о котором сейчас будем говорить. Или, например, возьмем школу, в которой мы проводим такую существенную часть нашей жизни. Это слово школа, которым мы пользуемся, это собственно изначально греческое «схоле», то же самое наше слово «школа» происходит от греческого «схоле».

Так называли школы Византии и первые русские школы. Школы на Руси тоже были созданы по византийскому образцу. Было очень много общего. Вот на чем, например, писали ученики, ну вообще, все люди, которые изучали письменность в древней Руси. У них были такие небольшие прямоугольные деревянные дощечки, покрытые воском. Они на них процарапывали буквы такими специальными маленькими палочками заостренными, они назывались стилус. И, собственно, такие стилусы и остатки таких книжечек находит сейчас археологи, например, в Новгороде.

Откуда взялись стилусы и откуда взялись вощеные дощечки? Из Византии. Они использовались в византийской школе, как до этого использовались в греческой античной школе. То есть этой традиции были многие тысячи лет. Вот от этого инструмента стилуса происходит понятие стиль. Стиль речи, стиль письма, стиль в одежде, стиль в архитектуре. Вот человек писал стилусом, у него был какой-то стиль. У него было хорошее или плохое перо. Вот просто несколько вещей, которые очевидным образом перешли нам из греческой культуры, из античной греческой культуры прямо или, скорее всего, через ту самую Византию, так что мы кое чем ей все-таки обязаны.

Какой была Византия полторы тысячи лет назад

Теперь посмотрим, что она собой представляла полторы тысячи лет назад или несколько больше. Представляла она собой, вообще-то, центр тогдашнего мира, мы говорим, конечно же, не о всем земном шаре в целом, а вот о таком индоевропейском мире, о Европе и прилегающей к ней части Азии. Вообще то, если мы посмотрим на западную Европу того времени, докатолическую Европу, там так называемые темные века.

Экономический упадок, культурный упадок, образованность гаснет, города уменьшаются, все как то не очень оптимально обстоит. Если мы посмотрим на юго-восток, на Аравийский полуостров, откуда вскоре пойдет ислам и потом расцветет мощная, интересная, средневековая арабская культура. Там пока только что-то зарождается такое. Нет пока ни государства, ни письменности, ни того самого ислама. И вот, посередине между этими мирами, находится процветающая византийская империя, VI — VIII века — это золотой век Византии.

Потом были всякие передряги, потрясения, но вообще, так и водится, по крайней мере, в человеческих представлениях, сначала золотой век, потом век похуже. Собственно, Византия — это название, которое использовали на западе, потом переняли впоследствии в России. Сами византийцы себя византийцами не называли. Они называли себя римлянами, ромеями, от рома — рим. Почему собственно так? Что такое Византия? Византия — это от названия города Византий, от некоторой греческой колонии, которая еще в античные, дохристианские времена стояла на берегу пролива Босфор.

Как появилась столица Константинополь

Вот на месте этого города, римский император Константин, воздвиг новую столицу, которая получила его имя — Константинополь. Достаточно беглого, самого беглого взгляда на карту, чтобы понять, почему греки здесь построили сначала Византий, потом Константинополь и почему этот город стал величайшим городом средневековья, да и поныне остается одним из самых известных, процветающих городов мира. Вы видите, что этот город стоит на пересечении крупнейших торговых путей, да и не только торговых. Это стык, средоточие, здесь сходятся Европа и Азия с одной стороны, с другой стороны мы видим проход из Черного моря в Эгейское море, дальше Средиземное, то есть это перекресток. Кратчайший путь из Европы в Азию, из Азии в Европу здесь. Здесь и была столица этой огромной империи.

Вот римляне и говорили: «Все дороги ведут в Рим».

Константинополь стал новым Римом именно потому, что к нему и так вели все дороги. Восточная римская империя и Византия — это остаток той обширной Римской империи, которая существовала до этого. Западная часть ее, западная Римская империя, к тому времени, VI веку развалилась из-за внутренних неурядиц, из-за нападений варваров. Восточная часть устояла. То есть, это продолжение Рима цезарей. Рима, который обычно проходят в пятом классе, курсе древней истории.

Отношение других народов к Византии

Вот это его средневековое продолжение и самосознание у византийцев было вполне себе римским. Они считали себя, свою империю, свою столицу центром, средоточием мира. Себя владыками мира, центром цивилизации. Остальных считали, в той или иной степени, варварами. И надо сказать, что окрестные народы, действительно относились к Византии с большим паитетом, смотрели несколько снизу вверх. С одной стороны, пытаясь что то перенять, с другой стороны, пытались что-то отобрать из тех богатств, которыми пользовались византийцы.

Отсюда частые войны и конфликты. Вот это понятие варваров — варварство, нам досталось от древних греков. Греки населяли центральную часть Византийской империи — город Константинополь, острова в Эгейском море — так называемую Малую Азию, это современная Турция, собственно, Грецию, которую мы так сейчас называем. Это основной народ Византии и, собственно, это предопределило отличие Византии от древнего Рима, от западной Римской империи, которая была латиноязычной.

Разделение римского мира

Вот, собственно говоря, бывший римский мир разделился на две части: западный латинский — латиноноязычный, где важнейшую роль играла духовная власть Папы Римского, и восточный — грекоязычный, с церковными обрядами на греческом языке. Католицизм и православие на западе, в Риме папа; на востоке, в Константинополе — патриарх. Кроме Греции, в состав Византии входили обширные территории передней Азии, это и Сирия, и Палестина, кроме того, часть северной Африки, в первую очередь, такая важная богатая провинция, как Египет. Ну и весь Балканский полуостров почти до Италии с тамошним населением, в том числе и славянским.

Все эти люди признавали власть императоров или, как сами греки говорили, василевсов. Собственно говоря, это было то, что потом в русской традиции назовется самодержавием по византийским автократиям, то есть, практически, неограниченная власть.

Как становились императорами в Византии

Тем удивительнее для нас с современной точки зрения, что власть не всегда передавалась по наследству и можно было сделать блистательную карьеру от простолюдина, крестьянского сына или рядового солдата византийской армии до императора. Но разумеется, для этого нужно было быть способным человеком и, как правило, пользоваться покровительством предшествующего императора или каких-то других важных и значительных лиц.

При этом, становясь василевсом, сам человек, как бы, менял свою природу, он становился помазанником божьим. Только перед господом богом отвечал он за свое государство. Императорский трон мог быть двойным, и на одном пустующем сиденье стояло распятие. Оно обозначало незримое присутствие Христа, они были как бы соуправителями, в каком-то определенном смысле. Понятно, что вот такое религиозное то, что называется сакральное, отношение к личности императора, создавало совершенно особенные отношения между владыкой и подданными.

Никаких договорных отношений, как бывало на западе, между королями и жителями их королевств. Нет, василевс ни перед кем не отчитывается. Он настоящий полноправный владыка. Ну конечно же, у василевсов были советники, был, так называемый, синклит, подобный римскому сенату. Это, в общем то, можно рассматривать, как остаток таких республиканских демократических традиций от греко- римской культуры.

Синклитики — это не обязательно родовитые знатные люди. Это, опять-таки, могли быть способные чиновники, которые выдвинулись, благодаря личному усердию и способностям. И, кстати, еще одно слово, которое закрепилось в нашей языковой традиции с тех времен. Синклитом, как правило, сейчас шутя, иронически мы называем какое-нибудь очень важное и ответственное, облеченное властью собрание или просто собрание таких умудренных мужей.

Церемониал по-византийски

При этом византийцы не упускали случая показать соседям, особенно европейским соседям, которых они называли франками и считали невеждами, так вот, они всячески старались показать величие и мощь своего государства. В том числе, это достигалось при помощи очень разработанного, придворного ритуала — церемониала, этой совершенно фантастической роскоши, которой был окружён император. Мы об этом хорошо знаем по письменным источникам, том числе по запискам европейцев, которые приезжали в Константинополь с дипломатическими поручениями.

Вот почитайте отрывок из таких записок, когда один из этих франков, как сказали бы византийцы, рассказывает о том, что он видел в императорском дворце: «Перед троном императора стояло медное, но позолоченное дерево, ветви которого наполняли разного рода птицы, сделанные из бронзы, и также позолоченные. Птицы издавали каждая свою особую мелодию, а сиденье императора было устроено так искусно, что сначала оно казалось низким, почти на уровне земли, затем несколько более высоким и, наконец, висящим в воздухе.

Колоссальный трон окружали в виде стражей медные или деревянные, во всяком случае, позолоченные львы, которые бешено били своими хвостами о землю, открывали пасть, двигали языком, издавали громкий рев. При моем появлении заревели львы, и птицы запели каждая свою мелодию. После того, как я согласно обычаю, третий раз преклонился перед императором, приветствуя его, я поднял голову и увидел императора в совершенно другой одежде, почти у потолка залы, в то время, как только что видел его на троне на небольшой высоте от земли. Я не мог понять, как это произошло. Должно быть, он был поднят наверх посредством машины. Он не произнес ни слова, а если бы и хотел произнести, то такое нарушение церемониала считалось бы в высшей степени неприличным.»

То есть тут мы видим, как при помощи всяких хитроумных приспособлений, византийцы были хорошие инженеры, они показывают варвару, как они считают мощь своего императора. Этот император, он как бы более, чем человек, поэтому он не будет лично разговаривать с посланником, от имени императора говорит один из его приближенных.

Из этого не следует думать, что все византийцы так свято верили в своего императора и не испытывали никаких политических сомнений, никакого скепсиса. Нет конечно же, и тогда был скепсис, и тогда была ирония по отношению к властителям, и тогда были сомнения в том, что государство — это есть нечто вечное и незыблемое, что надо безусловно почитать.

Какое было отношение народа к императорам

Вот как один из авторов VII века писал о таком вот театре жизни и, в том числе, театре государственной власти: «Кто, глядя из сердечной глубины своей на этой жизни зрелище позорное, не заглушит слезами смех свой зрительский? Со сцены сей над нами насмехаются поддельных шуток мастера поддельные. Играя в троны, расписные почести, в придуманные власти, как безумные. Из смеха порождаются несчастия: вот он выходит в царском облачении, гордясь собою счастья причастившийся, безмолвствует своем великолепии и мнит: «Я — все», меж тем как он и есть ничто, и мнит: «Все знаю», ничего не ведая, в одной душе двойное заблуждение: мудрец он — мнимый, острослов — затупленный, и все ж он величается и тешится, доколе смерть с подмостков не сведет его.»

Мудрый человек был автор этих слов. Конечно же, в этих словах и христианское представление о текучести всего житейского, бренности сущего, как говорится. С другой стороны, за плечами этого автора два тысячелетия эллинской греческой мудрости с ее скепсисом, и тоже некотором представлением о жизни, как о театре, о движении человеческой жизни, как о движении теней.

Образование в Византии

Ну если говорить об эллинской мудрости, то оно никуда не делось. Иногда мы думаем, что церковь сурово преследовала язычество, языческую культуру. Это не совсем точно, по крайней мере в Византии, отлично уживались, сочетались обе традиции, иногда совершенно удивительным образом. Достаточно сказать, что вот в этот период, о котором идет речь, притом, что империя уже несколько веков была христианской, на территории Византии, в тех самых Афинах, существовали просто языческие академии, открытоязыческие, которые по сути, мы признавали христианством лишь формально, как некоторый государственный культ, но проповедовали самое настоящее язычество и даже долгое время не трогали, не преследовали, а когда все таки потеснили, то все равно без насилия, казней или заключений в тюрьму.

Кроме того, если мы говорим, все-таки, о уже христианской, школьной, монастырской учености, то и она продолжала греческую школьную традицию. Вот все это время, время цветения Византии, во всех городах работали школы, государственные, не церковные. И чему в них собственно учили. Но сначала, естественно, грамоте. Сначала дети учили читать буквы, потом читать по слогам, потом целые слова, потом начинали выучивать текст. Что же они учили? В первую очередь Гомера, сотни строк наизусть, того самого древнеязыческого Гомера. И кроме того, обязательно наизусть басни Эзопа, на которых учились афинские школьники еще где-нибудь за тысячелетия до того времени, о котором идет речь. Так вот традиция не прерывалась и никуда не уходила.

Культура в Византии

Но конечно же, когда мы говорим о культуре Византии, в первую очередь приходит в голову то, что принесло христианство, и та духовная, связанная с монастырями, церковью культура, которая потом перешла на Русь. Это, конечно же, прекрасные храмовые росписи, фрески, иконописание, это богослужебные тексты, религиозная духовная поэзия, и это церковные красноречия.

В Византии жили люди, которых церковь называет отцами церкви. То есть, это столпы христианского вероучения, люди, которые писали книги на божественные темы. Но большинство из этих людей прошло такую вот классическую греческую выучку, отлично знало античных авторов и владела всеми приемами традиционной греческой риторики и красноречия, умение красиво, красочно, увлекательно, довольно-таки сложно высказываться, это умение, которое культивировалась в Греции тысячелетиями.

Другое искусство, которым византийцы владели прекрасно — это искусство дипломатии. Основополагающий принцип — разделяй и властвуй. У них было много врагов на границах, они их старались использовать друг против друга, сталкивать друг с дружкой, а с другой стороны, путем обмена дарами, посольствами поддерживать какие-то дружеские отношения, мирные отношения. То есть, с одной стороны, византийцы были заинтересованы, чтобы на них не нападали, с другой стороны, у них была идея, как бы сейчас сказали, продвижение собственной культуры, в первую очередь христианской культуры, слова божия, что они успешно и делали, передав и христианство, и письменность, и, собственно, свое право, происходящее от римского права, многим соседним народам, в том числе южным и восточным славянам.

Устройство византийской дипломатии

Вот посмотрите, как была устроена византийская дипломатия. Во-первых, у них были профессиональные дипломаты — василики, так называемые. Они отправлялись с посольствами. Когда они находились за рубежом у иностранцев, они вели себя определенным образом. Они всячески старались подчеркивать уважение к местным обычаям, всячески хвалить местную власть, но при этом делать определенным образом, чтобы не унизить величия собственного государства. Кроме того, у них были с собой так называемые вверительные грамоты, то есть документ, который подтверждает их полномочия, что император их уполномочил вести эти переговоры, представлять империю. Кроме того, Византия знала такую вещь, как ратификация договора.

Это значит, что послы возвращались, сообщали о том, что они о чем то там договорились, и после этого правительство, император должны были утвердить, ратифицировать. Но, в общем, если вы посмотрите, как устроена современная дипломатия, какие у нее есть правила и какой этикет, легко поймете, что это все пришло в современный мир именно от византийцев.

Признаки золотого века и император Юстиниан

Когда мы говорим золотой век какого то государства, мы предполагаем, что оно было в этот момент сильным, стабильным. Сильным во внешнем отношении, то есть обладало большой военной силой и, что в нем был некоторый внутренний порядок. Процветала культура, экономика и тому подобные вещи. Вот собственно говоря, все это происходило при императоре Юстиниане. Почему, собственно, Юстиниан так прославился?

Ну вообще, историкам известно, что у всякого правителя есть три основных дела, три назначения, которые очень легко запомнить:

  • первое — война;
  • второе — суд;
  • третье — религия, поддержание какого-то ритуального порядка в обществе, в государстве.

Юстиниан добился невероятных успехов во всех этих трех направлениях. Начнем с войны. Армия Юстиниана разгромила три варварских королевства на территории западной Римской империи, бывший запад Римской империи. Это королевство остготов в Италии, королевство вестготов, их родственников, как понятно по названию, на пиренейском полуострове в Испании и королевство вандалов в Северной Африке. То есть, Юстиниану удалось восстановить контроль империи над утраченными территориями. Правда ненадолго. Но это был серьезный успех.

Что касается суда и права, то и тут Юстиниан сыграл значительную роль. Кодекс Юстиниана. Само понятие юстиции связано с его именем. Римское право, которое императоры Византии ратифицировали, оно перешло в какой-то части и в наше время, в нашу эпоху. Юристы современные его изучают. Кстати говоря, многие византийские законы имели хождение в древней Руси.

Что касается культа. Юстиниан вступил в соперничества со знаменитым иудейским царем Соломоном, который когда-то воздвиг в Иерусалиме знаменитый храм. При Юстиниане в Константинополе построили храм Святой Софии. Это крупнейший храм того времени, да и вообще, один из крупнейших храмов на земле. Особенно примечателен его гигантский купол, который устроен так, что людям, которые находятся внутри, он кажется парящим в воздухе, не видно его подпорок, кажется, что он висит на золотых цепях, на небесах, как говорили сами византийцы.

Собственно говоря, многие соборы и храмы христианского мира в той или иной степени скопированы с этого храма с его замечательным куполом. Первые каменные храмы, которые были построены на Руси, дошедшие до нашего времени, — это храмы Святой Софии в Киеве и Новгороде. Они стоят сегодня.

Рассказывают, что когда император увидел свое творение достроенным, он в восторге воскликнул: «Слава Богу, который сподобил меня совершить такое дело! Я победил тебя, Соломон!»

Восстание в Константинополе

Не смотря на все эти свершения, империю Юстиниана изрядно потряхивало изнутри. История Юстиниана нам показывает, что всякое величие относительно и всякая сила относительна. Дело в том, что среди его царствования произошло мощнейшее восстание в Константинополе. Историки называют его «ника», так кричали восставшие. «Ника» — побеждай. Восстание было настолько страшным, что Юстиниан дрогнул и готов был бежать из столицы. Собственно, положение спасла его жена императрица Феодора, бывшая актриса, редкостная красавица и умница, на которой Юстиниан женился, несмотря на некоторое недовольство. Неравный брак. На актрисе императору жениться, в общем-то, не пристало. Это была женщина красивая, умная и властная. Она предпочитала смерть бегству, и своей речью она заставила Юстинана и его советников вести себя более решительно, оказать сопротивление и, в конце концов, победить. Восстание было утоплено в крови. И так Юстинан остался на троне и, в общем-то, закончил свои дни, как император величайшего государства.

Противостояние византийцев и персов

Но вскоре начались всевозможные неприятности и потрясения, которые всегда сопровождают любую империю. Важнейшим противником Византии были соседи с востока персы, иранское государство Сасанидов, большое мощное государство. Вообще-то, с персами когда-то воевали греки. Потом с персидским народом парфянами, с парфянской династией воевали римские императоры, теперь пришел черед новых римских императоров, христианских византийских императоров.

Один современный историк высказался следующим образом: «Римско — персидские, арамейско — персидские войны были мировыми войнами той эпохи».

То есть, колоссальное столкновение с огромным напряжением сил, в которых участвовали огромные массы людей. Эти войны шли с переменным успехом. В общем-то, к VII веку скорее перевес был на стороне византийцев. Они совершали удачные походы, в том числе, в глубины Азии, в Месопотамию, в район Вавилона. Но во взаимных войнах сасаниды и византийские императоры истощили силы друг друга и заметили, что наступает новая, более серьезная опасность — арабы.

Нашествие арабов на Византию

В VII веке арабские племена сплотились вокруг Мухаммада, основателя новой религии Ислама. Преемники Мухаммада обрушились на Византию и на Иран. Арабы дошли до столицы и осаждали Константинополь. Их удалось отразить. Удалось удержать большую часть Малой Азии, но Византия потеряла порядка половины своих владений. Палестина, Сирия, все африканские владения, все это стало мусульманским. Это была, конечно же, серьезная потеря.

Гражданская война в Византии

Кроме того, были потрясения внутренние, а именно борьба сторонников почитания икон и иконоборцев. Почитание икон, распространенное в христианстве, часто наталкивалось на тезис о том, что это идолопоклонство. Нельзя поклоняться крашеным доскам, нельзя поклоняться скульптурам, есть только Единый Бог, которого нельзя изобразить. Таким образом эта проблематика понимается, кстати, в иудаизме и исламе. И вот, среди православных Византии тоже разгорается в VIII веке борьба.

Возникает представление о том, что надо отказаться от икон, как от идолов. И в какой-то момент на сторону иконоборцев встала власть. Император Лев, замечательный как полководец, очень энергичный, тот самый человек, который отогнал арабов от Константинополя, он становится иконоборцем и официально объявляет почитателей икон вне закона. Этот поступок Льва, по сути, приводит Византию к гражданской войне.

Императорская власть побеждает, но очень большое число людей в империи, прежде всего монахи, эту реформу не приняли и тайно продолжали почитать иконы, несмотря на преследования, и уничтожение властью этих самых икон. Понятно, что такой раскол подорвал Византию изнутри. Начинается время смуты, шатаний. Постепенно, конечно же, церковь пришла и власть пришла к такому мнению, что иконы почитать следует, как это сейчас во всех православных церквах.

Конец золотого века Византии

Тем не менее, эти встряски не прошли даром. Золотой век Византии заканчивается. Пользуясь этой заминкой на востоке, на западе Папа Римский возглашает императором франкского короля Карла. Византийцы не смогли ничего этому противопоставить, и началась новая западная Римская империя. Империя каролингов, империя Карла Великого и его преемников. Тем не менее, византийская история на этом отнюдь не закончилась. Впереди еще было много веков интересного, сложного развития. Византия продолжала очень сильно влиять на весь окружающий мир, и на западную Европу, и на Русь, и на арабский восток. Арабы и византийцы не только воевали, арабы восприняли из Византии очень многое, и греческую латинскую ученость в первую очередь. Византия продолжала оставаться таким, в общем-то, связующим звеном между Азией, востоком мусульманским, и католическим западом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Adblock
detector