Укрепление самодержавия при Алексее Михайловиче — кратко

Царь Алексей Михайлович правил Россией с 1645 по 1676 год. Историки единодушны в том, что в это время происходит усиление самодержавной власти. Оно выразилось в том, что замирает деятельность земских соборов. Царь уже не нуждался в поддержке сословий для проведения своей политики. В том, что государь создает приказ тайных дел — орган личного надзора царя за всей системой управления. В это же время растет численность административного аппарата. В армии происходят существенные перемены, на смену дворянского ополчения идут полки иноземного строя, что увеличило возможности царской власти, как во внутренних делах, так и во внешней политике. И так, усиление царской власти несомненно, но характер этой власти, ее сущность, историки оценивают по-разному. Для одних, типологически, российское самодержавие — это разновидность европейского абсолютизма. Для других, напротив, царская власть, как при Иване Грозном, так и при Петре, типологически, ближе к власти турецкого султана, главы Османской империи.

Укрепление самодержавия

Какова была власть в Османской империи

В Османской империи власть турецкого султана не была стеснена никаким законом. Он посылал неудобному чиновнику шнурок, на котором тот должен был удавиться. Не было и аристократии в европейском смысле слова, то есть вчерашний ремесленник по воли султана становился великим визирем и, наоборот, мог быть низвергнут султаном обратно вниз. Если султан умирал, то следующий претендент на престол, один из многочисленных сыновей от разных жен султана, всходил на престол и в эту же ночь умерщвлял всех своих братьев, оставляет только одного. Его держали в клетке на случай смерти государя.

Он там жил в довольно сносных условиях, но в полной изоляции от внешнего мира. Не трудно заметить, что такие порядки весьма далеки от московских обычаев 17 столетия. Поэтому, надо полагать, что Россия, как христианская страна, была ближе, конечно, к христианской традиции Европы.

Особенности России того периода

Но другое дело, что в России в это время были свои очень существенные особенности. В чем они состояли? В том, что царская власть не была формально в законе ни чем стеснена, то есть не было никакого закона, который хоть как-то ограничивал бы самодержавную власть. И такой характер царской власти нашел косвенное отражение в русских сказках. Нетрудно заметить, что русские сказки живут в 17 веке. Весь строй понятий, одежда царя, его бояр, окружающие их стрельцы, царские помещения, все это взято напрокат в 17 веке, на рисунках Билибина мы хорошо видим, как представляли себе художники царский дворец русских сказок, и действительно, он как бы списан с подлинного дворца Алексея Михайловича в подмосковном селе Коломенское.

Его не случайно именовали восьмым чудом света. Еще в то время огромный комплекс, он был разобран в 18 веке и восстановлен в самое недавнее время. В этих русских сказках царь может быть и грозным, но он никогда не проявлял нарочно свою жестокость. Мы помним что, в пушкинской сказке «О царе Салтане» государь узнает от гонца о том, что его царица родила неведомую зверушку. В гневе начал он кудесить и гонца хотел повесить, но смягчившись на сей раз дал гонцу такой приказ: «Ждать царева возвращенья для законного решенья». Законное решение в данном случае — это не следование букве закона, а это ожидание царской милости. Государь может быть грозен, но он так же, как и господь, должен быть бесконечно милостив, ибо люди 18 века верили, что сердце царево в Рице Божией. Так в русской сказке, в сказке Пушкина и заканчивается, такой финал для радости: «Отпустил всех трех домой», то есть ткачиха, Бабариха, все их злые козни, все было прощено. Таков характер царской власти в русских сказках. Таков он был и в 17 веке.

Важная церковно-государственная церемония

У нас есть возможность внимательно приглядеться к этому через очень важную для средневековой Руси церковно-государственную церемонию, так называемое, шествие на осляти. Это ежегодное шествие отмечает очень важный для христианской церкви — праздник входа господня в Иерусалим. На иконах средневековой Руси мы часто видим изображение этого важного события, и оно отмечалось большим шествием. За неделю до Пасхи, когда с лобного места царь в окружении своего двора шел от лобного места в Кремль к Успенскому собору. Под уздцы царь вел коня, который изображал ту самую ослицу, на которой в Иерусалим въехал Спаситель. А Спасителя изображал патриарх.

Есть картина Вячеслава Шварца, картина 19 века, на которой в деталях изображена эта церемония при царе Алексее Михайловиче. На ней государь, его ведут под руки два боярина, на коне едет патриарх, видимо патриарх Никон, а справа вверху есть стрелец, который знаменем готов дать сигнал. Что же это за сигнал? Иностранцы, которые часто изображали эту церемонию и в своих описаниях, и, даже, в рисунках запечатлели и вот этот очень важный момент. На рисунке Мейерберга 1661 года, это германский посол, бывший в то время в Москве, можно увидеть, как все присутствующие на церемонии падают ниц. Казалось бы, это действо очень похоже на двор восточного деспота.

Но давайте задумаемся, а перед кем упали все присутствующие? Вовсе не перед государем. Они упали перед Спасителем, которого изображает патриарх. А сам государь, как тогда говорили, смиряя высоту свою царскую, пешком ведёт коня в град, в град спасения. Таким образом, вот это очень важная для русского средневековья церемония показывает, что государь вовсе не стремился к неограниченной беззаконной власти. Его власть была властью закона, она следовала божьим законам.

И вот в этом смысле самодержавие не могло считаться восточной деспотией, потому что над государем была высшая правда, которой он должен следовать. Примечательно, что Петр I затем отменит эту церемонию, потому что он не хотел, чтобы у подданных возникала иллюзия, будто бы что-то может быть выше царской власти.

Алексей Михайлович Тишайший

И так, власть Алексея Михайловича определялась не столько его произволом, его желанием, сколько необходимостью следовать божьей правде, божьей воле, которая выше любого государя. И Алексей Михайлович именно так и вел себя и не случайно за ним в исторической литературе закрепилось наименование тишайший. Строго говоря, этот титул был применим еще и к его отцу, Михаилу Федоровичу, его сыну, затем Федору Алексеевичу. Но для нас тишайшим остается, в первую очередь, царь Алексей Михайлович. Слово тишайший в данном случае понималось, как противовес смуте и беспорядку, установлению такого порядка, который предопределен свыше божьей правдой.

События во временя правления Алексея Михайловича

Конечно, время Алексея Михайловича это вовсе не тишина. Мы знаем, что в его царствование случилось два крупных восстания в самой столице — Соляной бунт и 1648 года и Медный бунт 1662 года. Наконец, грозное восстание Степана Разина, когда разинцы вышли на Волгу в 1670 году, потрясло страну до основания и, наконец, раскол русской церкви установил в стране вовсе не тишину, а церковную смуту. И тем не менее, сам государь всем своим поведением, жизнью всего двора, он утверждал вот эту истину о высшей справедливой власти, как власти тихой. И ему отчасти это удалось.

Конечно, Алексей Михайлович действительно не был кротким. Мы помним, как во время Медного бунта он закричал на восставших, велел их рубить. Мы также вспомним и о том, что царь Алексей велел уморить строптивую боярыню Морозову в темнице. Но по отношению к тем подданным, которые были верны присяге, верны государю, царь Алексей Михайлович вел себя иначе. Ему случалось драть за бороду боярина, ответ которого ему не понравился, но уже на следующий день Алексей Михайлович посылал к нему гонца с извинением и с подарком. Или вот еще один замечательный эпизод, описанный в письме самого государя.

Алексей Михайлович боролся с опозданиями придворных на службу и он ввел такой обычай, те придворные, которые не поспевали к установленному времени, им предстояло проходить процедуру: их бросали в пруд, то есть заставляли купаться, а потом Алексей Михайлович звал их к столу, и он заметил, что некоторые ловкие придворные для того, чтобы выслужиться перед государем или снискать такую высокую честь, нарочно не поспевали и проходили вот эту очистительную иордань, как по образу церковного праздника называл свое наказание государь.

И так, сказанное позволяет нам сделать вывод о том, что российское самодержавие 17 столетия было одной из разновидностей европейского абсолютизма.

И в этом смысле последующая европеизация в начале 18 века при Петре Великом, будет в этом смысле закономерным результатом, закономерным следствием всего предшествующего развития страны.

Женитьба царя

Западное влияние в конце царствования Алексея Михайловича проникает в русскую придворную жизнь в связи со вторым браком государя на Наталье Кирилловне Нарышкиной. Первая супруга Алексея Михайловича Мария Ильинична Милославская скончалась в 1669 году. Многочисленные роды истощили ее организм, она родила 13 детей. Царь Алексей Михайлович очень горевал по своей любимой первой супруге и сочинил в ее честь церковное песнопение.

Однако, к моменту смерти жены ему было всего 40 лет и он задумал жениться снова. Был настоящий выбор невест. Десятки красивых девушек были представлены ко дворцу, но царь, похоже, уже склонялся выбрать вполне определенную невесту. Это была Наталья Кирилловна Нарышкина, которая воспитывалась в доме у ближнего стрелецкого полковника, ближнего к государю, стрелецкого полковника Артамона Сергеевича Матвеева. Однако, многие бояре страшились возвышения Матвеева, и на самом заключительном этапе царских смотрин они сумели доставить во дворец еще одну девушку Авдотью Беляеву.

Она, вероятно, была очень хороша собой, потому что государь стал колебаться, кого выбрать. В этот решающий момент царских смотрин во дворце появились подметные письма. В этих подметных письмах Артамон Матвеев обвинялся в колдовстве, но государь не поверил навету и, в конце концов, склонился в пользу Натальи Кирилловны Нарышкиной.

Вторая жена царя — Наталья Нарышкина

Наталья Нарышкина провела свое детство вместе с отцом на западной границе. Там Кирилл Нарышкин служил стрелецким головой, и здесь в Смоленские еще были очень сильны польские обычаи. Наталью Кирилловну воспитывали в немного более свободной манере, и это уже сказалось в самом начале ее жизни во дворце. Во время одной из пышных церемоний, когда весь двор, царь с царицей, весь двор выезжали из Кремля, царица позволила себе приоткрыть окно в царской карете, точнее приподнять занавеску, и иностранный посол сумел разглядеть красоту чернявой молодой царицы, которая предстала перед взглядом вся в сверкании драгоценных камней.

За это патриарх, кстати, Наталье Кирилловне сделал строгое внушение. Конечно, сразу же после свадьбы на Наталье Кирилловне Нарышкиной началось возвышение боярина Артамона Матвеева. Он был пожалован думным дворянином, потом окольничим и, наконец, получил боярство, то есть он прошел один за другим думные чины, достигнув самого высшего.

Первый театр при дворе

Артамон Матвеев увлек царя Алексея Михайловича не виданным новшеством. Впервые при русском дворе был устроен придворный театр. Из-за рубежа пригласили обученного к этому делу мастера, который набрал в немецкой, мещанской слободах отроков и взрослых людей и с их помощью устроил спектакль во дворце. Темы спектаклей, сценарии выбирались, конечно, согласно текстам священного писания. У традиционалистов эти придворные действа, придворный театр, вызвал возмущение. Но представьте себе, как может обыкновенная женщина изображать Богородицу. С точки зрения традиционалистов это несомненное кощунство. Но Алексей по благословению своего духовника решился на это невиданное действо.

Между тем, в 1672 году родился и сын у Натальи Кирилловны, царевич Петр. Так у государя появилось потомство от двух браков, что заложило мину замедленного действия под всю последующую придворную историю конца 17 столетия. Она будет отмечена то скрытым, то явным противоборством двух придворных кланов, Милославских и Нарышкиных. Ну а пока же, формально наследником престола был объявлен старший царевич Федор Алексеевич, который через пару лет взойдет на российский престол.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Adblock
detector