Кем на самом деле был Лжедмитрий 1? Краткий конспект

Основными участниками смуты начала 17 века были служилые люди. Они были недовольны своим положением, не регулярной выплатой жалования. Но особенное значение имело недовольство дворян, опоры трона, которым не хватало распаханной земли с крестьянами. В ходе голода 1601, 1602 и 1603 годов, а также, так называемого движения разбоев, стало очевидно, что страна находится на пороге страшного социального кризиса. Эти события послужили прологом к многолетней смуте. В такой ситуации появился на территории русского государства, появился первый в истории России, самозванец.

Лжедмитрий I

Личность самозванца

Личность первого самозванца — это одна из загадок русской истории. Большинство историков считает, что им был галичский дворянин Юрий Отрепьев. Он рано осиротел и по обычаю того времени начал свою службу на дворе боярина Романова в Москве. Там в 1600 году ему пришлось вместе с романовской семьей разделить и страшную участь бояр Романовых. Царствовавший тогда Борис Годунов подверг Романовых опале. Большой отряд стрельцов ворвался на их подворье на улице Варварке. Был форменный бой. Слуги Романовых оказали сопротивление, но большей частью были перебиты и лишь некоторым удалось спастись. Среди них был и будущий самозванец Юрий Отрепьев.

Он понимал, что, если его поймают, то его ждет виселица, поэтому он скрылся в одном из провинциальных монастырей, постригшись в монахи под именем Григория. Так он и вошел в историю под именем Григория Отрепьева. Вскоре он обосновался в кремлевском Чудовом монастыре, в келью своего дяди. Он был в монахах без году неделя, но очень быстро проявил себя. Он отличался хорошим образованием и потому, ему молодому монаху, поручили составлять каноны святым. Вскоре его заметил сам патриарх и стал брать его с собою во дворец. Но иноческая карьера не удовлетворяла юного честолюбца и он решил объявить себя чудесно спасшимся царевичем Дмитрием Угличским, который на самом деле погиб в Угличе в 1591 году.

В сопровождении двух монахов он покинул Москву и двинулся на юг страны. Это был голод и, конечно, три монаха искали еще и спасения от голода. Они кормились милостынею. И вот, они пересекли литовскую границу, тогда великое княжество литовское имело немножко другую территорию, чем сейчас и по отношению к нынешним украинским землям говорили литовская граница, и самозванец с двумя товарищами оказался в Киево-Печерском монастыре. Здесь он открыл свое «царское» в кавычках имя архимандриту Киево-Печерского монастыря. Но тот, разумеется, выгнал самозванца за ворота. Отрепьев расстался со своими двумя товарищами и скинул с себя иноческое платье, то есть он учинился расстригой, то есть нарушил свои клятвы, данные самому господу, когда он постригался в монастырь.

Для того, чтобы представить отчаянное мужество этого человека и греховность его, мы должны помнить, что он отрекался не только от клятв, которые дал богу, он отрекался и от своих родителей, потому что утверждал, что он царский сын. В довершение картины добавим, в Речи Посполитой он одно время вступил в секту ариан, то есть был еретиком и затем тайно принял католичество. Вот таков внутренней портрет самозванца Григория Отрепьева.

Начало пути Лжедмитрия I

Сначала Отрепьев нашел себе приют у польского магната Адама Вишневецкого. Магнат — это аналог русского боярина, то есть крупный, знатный землевладелец. Но Вишневецкий, которому Отрепьев открыл свое имя, не решился ввязываться в эту авантюру и тогда Отрепьев нашел себе иного покровителя. Им стал хозяин имения в Самборе, тоже польский магнат, сенатор Юрий Мнишек. Почему Мнишек пустился на эту авантюру сомнительную со всех точек зрения? Дело в том, что Мнишек проворовался, он был должен огромную сумму польской казне, и его ждала долговая тюрьма. У него был только один выход, пуститься на какую-то авантюру и спасти свое имение, семью и честь. Мнишек представил Отрепьева польскому королю. Отрепьев был искусным лицедеем.

По свидетельству современника в его манерах было действительно что-то величественное, он был очень красноречив, его разговор был смел, он был очень скрытен и умел быть убедительным. Конечно, польский король и его приближенные понимали, что это самозванец, но они решили использовать удобный случай для вмешательства в русские дела. Польскому королю самозванец обещал смоленские и новгород-северские земли, то есть еще в Речи Посполитой будущий претендент на российский престол беззастенчиво торговал русскими землями. Кстати, эти же земли, новгород-северские, он обещал и Юрию Мнишеку и его это никак не смущало.

В Самборе Отрепьев посватался к дочери Юрия манишка 16-летний Марине. Марина не была красавицей и, скорее всего, романтические легенды о высокой страсти между двумя молодыми людьми являются всего лишь легендами. В основе брачного контракта, заключенного в Самборе лежал трезвый политический расчет. Самозванец обещал Юрию Мнишек покрыть все его долги, выплатить ему 1 миллион злотых, это половина годового бюджета Московского государства, а сама Марина получала в качестве свадебного приданого подарка новгородские и псковские земли, то есть территорию небольшого европейского государства.

Поэтому мы можем говорить о том, что с самого начала самозванец прекрасно понимал, что поддержка со стороны Юрия Мнишка будет только до тех пор, пока дела его будут хороши. Точно также, видимо, рассуждал и польский магнат.

Вторжение самозванца в Россию

И вот, в 1604 году двухтысячный отряд польской шляхты, нанятый Мнишком и четыре тысячи казаков пересекли границу Московского государства. Самозванец со своим отрядом вторгся в Россию. Этот поход был бы совершенным безумием, если бы не поддержка служилых людей юга России. Можно сравнить начало этого похода с нападением Моськи на слона. Но именно позиция служилых людей окраины городов предопределило успех самозванца.

Ворота крепостей на юге страны один за другим открывали. Правда, вскоре сюда подошла правительственная армия Бориса Годунова. У стен новгород-северского Отрепьев сумел нанести поражение правительственной армии. После сражения наемники потребовали жалованья, но денег у самозванца не было, тогда польские наемники взбунтовались. Поначалу Отрепьев вел себя, как подобало царскому сыну.

Он ударил одного из шляхтичей, дерзко с ним разговаривавшего по зубам, но, когда он увидел, что польская шляхта уходит и бросает его, он на развилке дорог пал на колени и именем Христа умолял их остаться, но поляки ушли. Один из них бросил ему презрительное: «Быть тебя на московском колу». С этого момента основной опорой самозванца стали служилые люди юга страны.

Второе сражение

В следующем сражении 1605 года вновь собранную армию самозванца разбила правительственная армия, и самозванец с немногочисленными сторонниками укрылся в единственной каменной крепости на северной Украине в городе Путивле. Что делал Борис Годунов? Он провел в Москве сыск и установил все детали биографии самозванца. Вот из этих документов мы и знаем основные факты его биографии. И разослал в правительственных грамотах по всей стране описание Григория Отрепьева, но ловкий самозванец одним движением парализовал правительственную пропаганду.

Он нашел некого бродягу, который по описанию был похож на словесный портрет Отрепьева в этих грамотах и зачитывал, сам зачитывал в народ грамоты Бориса Годунова, а потом предъявлял народу человека, который говорил: «Я Григорий Отрепьев», а после этого, как написал один современник, стало русским людям совершенно ясно, что Григорий Отрепьев — это не царевич Дмитрий Иванович.

Тем временем небольшой отряд казаков, верный самозванцу, удерживал всю правительственную армию у стен небольшой крепости Кромы. Казаки — это отчаянные люди. Только те, кто в течение многих лет мог выжить в обстановке постоянных набегов и войн на южной границе, составляли вот эти казачьи станицы.

Тогда была такая поговорка: «Куда собака свой нос не сует, туда казак свою голову несет». И вот, несколько сот таких казаков сели в осаду в городе Кромы и, когда сожгли все деревянные стены, они в земляных волах прокапали норы и укрывались там от артиллерийского огня.

Поход на Москву

А тем временем в Москве внезапно умирает Борис Годунов. Что могло быть для людей того времени лучшим доказательством истинности царевича Дмитрия. Ведь бог сам прочищает ему путь к престолу. Многие дворяне сомневались. Один из них сказал своему собеседнику: «Трудно будет воевать против прирожденного государя». И вот, в правительственном лагере под Кронами произошел мятеж. Во главе его встал лидер рязанского дворянства Прокопий Ляпунов. Запомним имя этого рязанского дворянина, мы еще не раз встретимся с ним в нашем дальнейшем рассказе.

Заговорщики связали главных воевод и выдали их самозванцу. Лжедмитрий I прибыл в лагерь под Кронами, распустил большую часть правительственной армии, она ему больше не нужна, и с частью войск стремительно двинулся к Москве. В Москве в это время на царство был наречен сын Бориса Годунова, Федор. Но, если опытный правитель Борис Годунов был не в состоянии удержать страну от надвигающейся смуты, то, конечно, его 16-летнему сыну это было совершенно невозможно.

Жители Москвы сомневались, правда ли, что к Москве идет истинный царевич, и они, естественно, спрашивали об этом у самого авторитетного свидетеля, у боярина князя Василия Шуйского, который возглавлял следственную комиссию в Угличе. Пока самозванец был далеко, Василий Шуйский утверждал, что настоящий царевич мертв, а к Москве идет еретик и расстрига Гришка Отрепьев.

Но, когда войска самозванца приблизились к окраинам Москвы, то Василий Шуйский, наконец, объявил: «Это настоящий царевич Дмитрий, и я сам укрыл его на своей груди». Передовой отряд самозванца вступил в московский кремль и по тайному приказу Отрепьева Федора Годунова и его мать задушили, а народу объявили о том, что они покончили с собой.

Патриарх Иов, первый в истории России патриарх, поставленный на эту кафедру еще при Борисе Годунове, категорически отказался венчать на царство еретика, расстригу, которого он очень хорошо знал. Тогда Иова сместили с престола и патриархом сделали послушного и беспринципного грека Игнатия, который венчал тайного католика, еретика и расстригу на московский престол.

Встреча самозванца с матерью

Самозванческая интрига нуждалась постоянно в подтверждениях. Поэтому у стен Москвы была устроена торжественная встреча между самозванцем и его мнимой матерью, Марией Нагой. Вероятно ее запугали. И при огромном стечении народа они бросились друг другу в объятия и со слезами на глазах признали друг друга. В знак сыновней почтительности самозванец шел рядом с каретой Марии Нагой с непокрытой головой.

Разыгранная казнь Василия Шуйского

Бояре прекрасно понимали, что перед ними безродный проходимец, но они были вынуждены униженно кланяться ему во дворце. Ну а дома, дома они говорили то, что думали.

И вот однажды, Василий Шуйский, придя домой в сердцах сказал: «Черт это, а не царевич».

Холоп донес. Было следствие и Шуйского осудили на смерть. И вот представьте, Красная площадь, лобное место и у плахи с воткнутым топором стоит Шуйский, который возопил в народ: «Бес попутал меня оклеветать прирожденного государя». И вот тогда открылись Спасские ворота Московского кремля и из них выехал царский гонец с помилованием. Конечно, это был спектакль, разыгранный по заранее придуманному сценарию. Самозванец не мог казнить Шуйского. Он не мог начинать свое царствование с казни представителя первостатейной аристократии. Он отправил его в ссылку, но, как потом выяснилось, это решение оказалось для него роковым.

Правление Лжедмитрия I

Как правил Лжедмитрий I? Его политика была по преимуществу демагогической. Он обещал наполнить казну и жаловать всех служилых людей, но одновременно он отменил все налоги на 10 лет на юге страны, в тех уездах, которые посадили его на престол. Конечно, это там было воспринято с большим энтузиазмом. Но как можно наполнить казну, отменяя столь значительную часть налогов?

Самозванец обещал повысить поместные денежные оклады дворянам всей страны. Но казна была не в состоянии выплачивать и прежние оклады, а распаханной земли с крестьянами не хватало и до этого, то есть реализовать эти обещания он не мог. Самозванец для виду соблюдал московские обычаи, но на самом деле, его поведение решительно противоречило московской традиции. Он не носил бороды, он не спал после обеда, не соблюдал пост, ел нечистую, по московским понятиям, телятину и щеголял в польской шапочке с пером.

И по Москве поползли слухи о том, что это не настоящий государь. И тут, самозванец вспомнил, что у него в Польше есть нареченная невеста. Почему он вспомнил о ней только сейчас? Потому что он нуждался в польской шляхте, которая бы защищала его. Правда Юрий Мнишек отказался вести свою дочь в Москву до тех пор, пока самозванец не расстанется с дочерью Бориса Годунова Ксенией, которая была его наложницей. Видимо, слухи о любовных утехах самозванца достигли даже Польши.

Приезд Марины Мнишек в Москву

И вот, в мае 1606 года свадебный кортеж Марины Мнишек прибыл в Москву. Вся столица высыпала смотреть на будущую московскую царицу. Они были очень разочарованы. Впереди процессии шел отряд польских музыкантов, которые, несмотря на благолепия колоколов московских церквей, изо всех сил играли свою, чуждую для московского уха, музыку. Марина категорически отказалась переходить в православие, но она настолько мечтала о московском престоле, что отложила все свои принципы, когда дело дошло до церемонии венчания.

И вот, в Успенском соборе Московского кремля патриарх, который должен был наблюдать за неприкосновенностью, сохранностью православия, венчал на русский престол еретика, расстригу и тайного католика с католичкой Мариной по православному обряду. 10 лет всего пришлось Марине процарствовать в Москве. Против самозванца был составлен заговор и во главе его встал боярин Василий Шуйский, которого государь вернул из ссылки.

Заговор против Лжедмитрия I

В мае 1606 года, рано утром, несколько десятков заговорщиков въехали в Спасские ворота Московского кремля и со ступенек Успенского собора Василий Шуйский обратился к своим сторонникам с призывом: «Побивайте злого еретика». Услышав шум, самозванец высунулся из окна и, осознав, что происходит, пригрозил бердышом заговорщикам, он крикнул: «Я вам не Борис!» Но после этого бросился наутек.

Он бросил Марину. Только пробежал мимо ее дверей и крикнул: «Сердце мое, измена!» И дальше скрылся в переходах дворца. И обычно ловкий, он на этот раз неудачно выпрыгнул со второго этажа на заднем дворе и подвернул ногу. Тут заговорщики и настигли его. Они окружили лежавшего на земле самозванца, пинали его ногами, ругались и говорили: «У нас на дворе служат лучше, чем ты». Один из них выхватил саблю и его зарубили. Тело самозванца, раздетое для позора с привязанной мочалкой, три дня лежало на Красной площади в Москве.

А что же Марина? Марина спаслась только потому, что у нее хватило изобретательности укрыться под юбкой своей фрейлины и только, когда страсти улеглись, ее вместе с отцом отправили в ссылку в Ярославль.

Таков был бесславный конец первого в истории России самозванца.

Некоторые его качества могут вызвать восхищение, но сама личность самозванца — нет, потому что все, что он делал, он делал только для себя. Поэтому ему никогда не будет стоять памятник на Красной площади в Москве. Там стоят памятники совсем другим людям, которые не ввергали страну в пучину смуты, а спасали ее. А что касается самозванца, то тело его сожгли, зарядили в пушку и по одной версии выстрелили в сторону Речи Посполитой, откуда он явился, а по другой — бесславно зарыли у обочины одной из подмосковных дорог.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Adblock
detector