Детские годы Петра I — от потешных до настоящих полков

Детские годы Петра I – это очень важный аспект биографии российского императора. Еще в раннем детстве у Петра сформировался характер, в том числе нелюбовь к Москве. Важным моментом детских и юношеских лет Петра I были потешные игры на суше и на воде. Именно эти игры помогли Петру стать великим полководцем и выигрывать сражения и войны. Большое влияние на Петра I оказали его наставники-иностранцы, а также его первая любовь. Наконец, еще одной основной вехой в жизни Петра I стали Азовские походы 1695–1696 гг. Обо всем этом более подробно вы узнаете из данного урока.

Речь пойдет о военных играх юного и молодого Петра, которые сыграли столь значительную роль в дальнейшей истории нашей страны. Стоит приглядеться к играм ребенка и можно увидеть, как уже в это время открывается его характер, открывается мир, которым он живет, его воображаемый мир.

Детские годы Петра I

Детство Петра в подмосковных селах

Стоит задаться вопросом, а почему Петр, который был сыном царя Алексея Михайловича и Натальи Кирилловны Нарышкиной, родился при московском дворе, почему он сформировался со столь сильным неприятием старомосковских обычаев. Как так случилось? Конечно, ветер истории дул в сторону решительного отказа от прежней старомосковской жизни, нужно было преобразовывать, едва ли, не все: армию, систему управления, образования, да все нуждалась в изменениях.

Но у Петра был еще и свой личный мотив ненавидеть этот кремлевский, старомосковский уклад жизни. Дело в том, что уже с первых лет его жизни он оказался вовлечен в арену острой дворцовой борьбы. Он был сыном Натальи Кирилловны, урожденной Нарышкиной, а сначала правили Милославские — Федор Алексеевич, который царствовал с 1676 по 1682 год, а затем и царевна Софья, которая правила страной до 1689 года. Они рождены от Милославской, поэтому Милославские реально, естественно, вытеснили Нарышкиных за пределы дворца. Наталья Кирилловна с сыном чувствовала себя в безопасности в подмосковных селах. Вот здесь, в подмосковных селах Воробьево, Преображенское и других, Петр и формировался за пределами кремлевской дворцовой традиции.

Образование Петра I

Он родился 30 мая 1672 года в день Исаакия Далматского. В городе Петербург Исаакиевский собор, как раз, отмечает эту памятную дату для основателя Петербурга. Сначала его образование и воспитание шло обычным порядком. То ли 5, то ли 7 лет к нему представили учителя Никиту Зотова, который должен был учить мальчика письму. Но у Петра был неуемный, непоседливый характер.

Он с трудом сидел на уроках и стремился скорее убежать играть со своими сверстниками. Можно сказать, что Петр был плохим учеником, но, как оказалось, затем он стал хорошим студентом, то есть он плохо учился, когда его заставляли и потом со страстностью учился, когда у него появился живой интерес к знаниям. И локомотивом этого интереса стали военные игры юного Петра.

Военные потешки

Но самые первые военные потешки были еще в кремлевском дворце. Вообще говоря, у всех московских царевичей такого рода военные игры случались, это обычное дело, потому что всех наследников престола воспитывали в том духе, что им предстоит стать главой православного воинства. Но ни у кого из других московских царевичей военные игры затем не достигли такого напряжения и размаха.

В палатах Натальи Кирилловны Нарышкиной в Кремле, на уровне 2 этажа, в центре можно увидеть открытую площадку. Вот здесь, судя по всему, и стояли деревянные пушечки, с которыми играли десятилетний Петр и его сверстники. Здесь Петруша орудовал сабелькой, бил в барабан, а уже затем, в 11-летнем возрасте, он чаще занимался этими военными, как тогда стали потом говорить, массовыми потехами в загородных подмосковных усадьбах, Воробьева и Преображенское.

Считается, что началом первому формированию преображенцев послужила запись в 1683 году в солдаты некоего конюха Сергея Бухвостова. Скорее всего, это поздняя такая традиция, легенда. Все было не совсем так, запись произошла некоторое время спустя, но Бухвостова Сергея принято считать первым солдатом — преображенцем. Сохранился и его портрет, взрослого уже времени, он дослужился до майора, очень уважаем Петром I. В нынешнее время, даже, в Москве открыт памятник первому солдату русской регулярной армии.

Постепенно, количество ребяток, которые играли с Петром в эти военные потешки, росло. Это уже были несколько десятков человек. Для них из Москвы доставляли всякое вооружение и палить они уже стали из настоящих пушек. Другое дело, что пока не ядрами, а капустой. По желанию Петра на берегу реки Яуза построили потешную крепостицу, прешбург она называлась. Здесь Петр и занимался своими военными играми.

Свержение Милославских

Наконец, потешные превращаются в телохранителей, друзей — телохранителей Петра, в которых он очень нуждался в условиях жестокой придворной борьбы с Милославскими. И когда в 1689 году в августе месяце случился так называемый заговор Федора Шакловитого и Петр в ужасе бежал в Троице-Сергиев монастырь под защиту православной обители, то тогда первыми к нему пришли потешные, защищая его жизнь.

Как вы помните, заговор Шакловитого закончился провалом. Власть Милославских закончилась. Софью отправили в монастырь и теперь Петр, а вместе с ним и его брат Иван Алексеевич оказались совершеннолетними государями на русском престоле. Но и в это время Петр, уже будучи совершеннолетним, мало занимался государственными делами. Ему уже стукнуло 17 лет, а он по-прежнему ходил в импровизированные атаки в Подмосковье.

Это вызывало раздражение московских бояр. Даже матушка Наталья Кирилловна беспокоилась, что пора браться за ум, и она сыскала Петруше невесту — Евдокию Лопухину. Но у юного Петра с Евдокией не заладились отношения. Это и понятно. Петр через военные игры увлекался иноземными обычаями, общался много с иностранцами, его прельщали те новшества, которые шли в Россию из-за рубежа, ему скучно было, видимо, со своей молодой женой и он затем находит свое первое настоящее сердечное увлечение в немецкой слободе.

Появление первых двух полков

А пока в 1694 году под Москвой, к югу от столицы, устраивается по указу Петра новая крепостица под селом Кожуховым и сюда уже стянуты большие войска. Крепость защищает большой стрелецкий гарнизон, семь с половиной тысяч человек. Им командует один из ближайших людей к Петру Иван Бутурлин. Ему присвоили потешный титул царя Ивана Семёновского. А атакует эту крепостицу другой царь, царь Прешбуржский Федор Ромодановский, под началом которого служит и юный Петр в чине бомбардира Преображенского полка.

Эта армия в 9000 атакует крепостицу. Пальба была нешуточной, использовали настоящий порох. Во время одного из штурмов близкого к Петру иноземца Франца Лефорта ранило, ему обожгло щеку и ухо, он едва уцелел. Вообще говоря, во время этого штурма погибло 26 человек и более 50 были ранены, хотя это была просто военная потеха.

Петр, естественно, победил он взял в плен, даже, целый стрелецкий полк, который с радостью сдался русскому самодержцу. Все эти военные потехи подготовили создание в Подмосковье двух первых полков русской гвардии Преображенского и Семеновского, которые названы по имени двух подмосковных сел — Преображенское и Семеновское.

Начало увлечения корабельным делом

Одновременно с марсовыми потехами Петр увлекся и нептуновыми, то есть играми на воде. Существует предание о том, что в детстве Петра уронили в воду, мама выронила его из рук, и у младенца сформировалось стойкое неприятие, ужас перед водой, но потом его окружение сумело, видимо, перебороть эти детские страхи и, как это часто бывает, боязнь воды переросла у мальчика в страсть ко всему, что связано с водой. А толчком к новым нептуновым потехам послужила известная история о том, как в Измайловском сарае, это еще одно подмосковное село, Петр случайно обнаружил ботик, то есть небольшую шлюпку и, находившийся рядом иноземец Франс Тиммерман объяснил Петру, что, если правильно оснастить парусами этот небольшой кораблик, то под ним можно плавать против ветра.

Это поразило Петра, потому что на Руси парус использовали только для движения по ветру. Между тем, как вы вероятно знаете, косое парусное вооружение позволяет яхте или большому морскому кораблю двигаться галсами, против ветра. Петр велел сыскать мастера в немецкой слободе, который мог бы оснастить ботик парусами, и такой мастер сыскался, это Криштофер Бранд, который и спустил этот ботик на воду, сначала на реке Яузе.

Но здесь Петру было тесно, потому что ботик все время тыкался носом в берег, и он спросил, а где есть простор побольше. Ему сказали, что по ярославской дороге, за Троице-Сергиевым монастырем есть озеро, и тогда молодой государь попросился: «Матушка, Наталья Кирилловна, отпусти помолиться в Троице-Сергиев монастырь». И вот прямиком мимо Троицы Петр отправился на Плещеево озеро и здесь он велел создать себе целую потешную флотилию.

Появление потешной флотилии

Там тоже был ботик, с которого начиналась эта флотилия, но там уже построили несколько кораблей, и на воде были нешуточные баталии. Несколько месяцев пропадал Петр на Плещеевом озере. Сохранились оба эти ботика. Тот ботик, который найден в Измайловском сарае, его по окончании северной войны, после разгрома Швеции, Петр велел найти и доставить в Петербург для морского парада. На веслах сидели 6 адмиралов, а у руля этого ботика сам Петр.

Дедушка русского флота — так назвал Петр этот корабль. Действительно, с него все началось. Этот ботик хранили в Петербурге, как святыню. В Петропавловской крепости для него было устроено специальное здание. А сейчас сам ботик находится в Военно-морском музее Петербурга. В наше время изготовили точную копию ботика, и ее тоже можно видеть рядом с Петропавловским собором. Сохранился и ботик Переславской флотилии на озере Плещееве, потому что рядом город Переславль-Залесский. Он находится в Военно-морском музее Переславля-Залесского.

Учителя Петра

Петром руководили несколько иноземцев, которые раскрывали перед ним западный мир. Во время военных маневров Петру стало известно, что есть такой прибор, называется астролябия, она позволяет измерить расстояние до объекта, не приближаясь к нему. Петру доставили астролябию из-за рубежа. Для того, чтобы ей пользоваться нужно знать математику. Вообще, фортификация, артиллерия, кораблестроение, навигация того времени были уже немыслимы без математики, геометрии, и Петр с увлечением сел учиться. Он до конца своей жизни писал с грамматическими ошибками, но он самостоятельно прекрасно освоил математику.

Он знал довольно неплохо несколько европейских языков, освоил несколько десятков специальностей и ремесел. Всего этого он добился сам. Рядом с Петром были люди, которые учили его. Это, в особенности, в первую очередь, были два человека: Патрик Гордон и Франц Лефорт. Патрик Гордон, шотландец, офицер на русской службе, который уже выслужил здесь в России генеральский чин, человек удивительной честности, верности. Вообще, о Патрике Гордоне очень хорошо говорит тот факт, что он не поменял веру, он не принял православие, что часто делали для того, чтобы продвигаться быстро по службе. Патрик Гордон раскрыл перед Петром военную сторону европейской цивилизации. Он много научил чему Петра.

Что касается Франца Лефорта, то это швейцарец французского происхождения, тоже уже много лет служивший в России и, хотя он тоже был офицером, Франц Лефорт в большей степени познакомил Петра с бытовой стороной европейских обычаев того времени. Франца Лефорта называли дебошам французский. Он вечно в кружевах, вечно немного пьян, душа любой компании. Вот он и ввел Петра в немецкую слободу.

Первая любовь Петра I

На окраине Москвы, еще со времен Михаила Федоровича, существовала особая слобода, где жили иноземцы, иноверцы. Здесь был своего рода уголок Европы в Москве 17 столетия. Здесь же в немецкой слободе Петр сыскал и свое сердечное увлечение. Анна Монс, так звали девушку, она была дочерью виноторговца и, конечно, по сравнению с Евдокией Лопухиной, Анна Монс в глазах юного Петра имела много преимуществ. Другие наряды, которые пленяли Петра, увлеченного всем западным. Другая манера держаться, не свойственная московским барышням, кокетство. Петр всерьез влюбился.

И этот роман продолжался долгое время, правда, Анне Монс было пора уже устраивать свою судьбу и она, похоже, ответила на ухаживания саксонского посланника и, когда Петру стало известно об этом, он порвал все отношения, но память об этом чувстве Петр сохранял очень долго.

Первый неудачный военный поход Петра

Пора Петру было переходить от игр к серьезным делам. Россия продолжала вести войну с Турцией, и Петр решил участвовать в военных действиях. Но в отличие от Василь Василича Голицына, который дважды безуспешно ходил степенью к перекопу, Петр здраво рассудил, что трудностей движения по безводной степи можно избежать, если двигаться вниз по реке Дон. Там, в низовьях находится турецкая крепость Азов, которая закрывала русским казакам, ну и в этом смысле России, путь к Азовскому, а значит и к Черному морям.

В 1695 году русские войска вместе с самим Петром подступили к Азову. Петр доверил верховное начальство войсками Алексей Семеновичу Шеину, Патрику Гордону, Францу Лефорту, а сам воевал бомбардиром в составе Преображенского полка, но реально, конечно, он участвовал в руководстве войсками. У русских не было флота и поэтому турки беспрепятственно подвозили подкрепление, боеприпасы морем и первая осада была неудачной. Петр с позором вернулся в Москву.

Триумф Петра над турками

Вот так часто бывает, что неудачи слабый характер ломают, а сильный только закаляют. Петр развил бешеную деятельность. За несколько месяцев в верховьях Дона, недалеко от Воронежа, был построен целый флот, галеры, даже, два морских корабля. И вот, в следующем 1696 году русская армия вновь подошла к Азову. На этот раз осада велась более умело, потому что пригласили иностранных артиллеристов, которые сумели довольно ловко подавить огонь турецких пушек и Азов пал.

В 1696 году Петр с триумфом вернулся в Москву. И в следующем 1697 году на заседании боярской думы было принято историческое решение — морским судам быть. Началось строительство Азовского флота. С этой даты и ведут отсчет истории русского военно-морского флота. Кстати говоря, флаг русского военно-морского флота, Андреевский флаг, был, судя по всему, подсказан Петру Патриком Гордоном. Нетрудно заметить, что Андреевский флаг, косой Андреевский крест синего цвета на белом фоне, это лишь перевернутый шотландский флаг, где крест был белым, фон, наоборот, голубым.

Таким образом, детские и юношеские потехи Петра привели к созданию русской регулярной армии и флота, что отвечало коренной потребности России в борьбе за выход к морям.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Adblock
detector