Геополитическое положение России — рубеж 19-20 веков

Сегодня мы поговорим о геополитическом положении России на рубеже 19 – 20 вв. Узнаем о месте и роли России в мировой политической жизни, об основных тенденциях внешней политики. Генеральным направлением внешней политики в этот период было сохранение нейтралитета России. Этой цели служили образование вначале германо-австро-русского союза, а впоследствии и франко-русского блока. Также во второй половине 19 в Россия активизируется на Дальнем Востоке, укрепляются дипломатические связи с США, идет присоединение Средней Азии к российским территориям.

В 19 веке Россия переживала достаточно много очень серьезных внешнеполитических потрясений. Было много войн, было много дипломатической борьбы, ну и какой же вышла Россия из этого противоборства к концу 19, началу 20 века. Давайте разбираться по порядку.

Геополитическое положение России — рубеж 19-20 веков

Западноевропейское направление развития России

Вообще, конечно, можно обозначить несколько основных направлений развития внешней политики, геополитических процессов в тогдашнем мире, которые затрагивала и Россия. Это, безусловно, западноевропейское направление, это дальневосточное направление, это американское направление и это среднеазиатское направление. То есть тут целый спектр, целый набор, но говорить обо всем вместе у нас, конечно же, не получится. Поэтому давайте разделим зерна от плевел.

И так, первое направление — западноевропейское. Как Россия позиционировала себя среди самых мощных, самых развитых европейских капиталистических держав? Тут, конечно, уместно вспомнить тот момент рубежный, с которого начинается вторая половина 19 века. Это безусловно восточная или, как мы ее называем, крымская война. Россия вышла из этой войны проигравшей.

Она потерпела очень серьезное поражение и, даже, не столько, может быть, военное поражение, сколько политическое. Был нанесен очень серьезный ущерб российской дипломатии. Вообще, Россию начинают воспринимать, как некое государство, такое большое, но не очень уж сильное. Все таки европейцы, собравшись вместе, практически решили все задачи, которые ставили перед собой. Но, если мы посмотрим на эту войну более детально, то мы увидим, что по большому счету европейцы, в общем-то, ничего не достигли.

Да, они высадились в Крыму, да им даже удалось захватить Севастополь, хотя, опять таки, даже не целиком. Да, они одержали несколько побед в полевых сражениях, но и что толку? Европейцы не смогли аннексировать у России ничего. Все десантные операции, которые проводились вне пределов Черного моря, будь то Балтика или Дальний Восток, Петропавловск-Камчатский, везде их ждало
разочарование, то есть они проиграли, и больше того, даже, в Белом море попытка высадиться на практически не населенном берегу русского севера, также окончилась неудачей. Поэтому говорить о том, что победа европейцев над Россией была сокрушительной, видимо, нельзя.

Но тем не менее, по парижскому мирному договору Россия теряла право на обладание черноморским флотом и, вообще, на какие бы то ни было военные сооружения на побережье Черного моря.

Это было тяжелое бремя. Тяжелое психологически. Как это так? Мы вышли сюда, на южные моря, пройдя целую череду войн, причем, войн победоносных, нужно вспомнить весь 18 век, и теперь мы должны были от всего этого отказаться. Это было очень обидно.

Действия канцлера Горчакова

Вот поэтому канцлер Горчаков — это был последний канцлер Российской империи, но об этом человеке вы, наверняка, уже слышали, это один из однокашников Пушкина, человек, который прошел всю дипломатическую карьеру, что называется, от начала и до самого конца, до самого высшего государственного поста, вот, канцлер Горчаков поставил перед собой однозначную задачу: Россия должна денонсировать парижский договор. Мы должны добиться права обладанием Черным морем, как это было всегда.

Горчаков выдвинул целую концепцию: Россия сосредотачивается. Эта концепция, она была олицетворением не только внешнеполитического курса России, это была концепция и на внутреннее развитие России, потому что в это время, как вы помните в 60 годы, проводились самые радикальные либеральные реформы за всю историю Российской империи. Поэтому Россия, действительно, сосредотачивалась, она собиралась силы.

Россия и Пруссия

Нужен был повод, нужны были условия. И эти условия, конечно, должны были созреть. И вот к началу 70 годов 19 века эти условия созрели. С одной стороны Пруссия, самая мощная, самая сильная из германских государств, а нужно вспомнить, что в это время Германии, как единого государства еще не существовало, было большое количество отдельных германских княжеств, курфюрстов, герцогств и так далее, так вот, Пруссия была самым сильным королевством из этой череды, она начинает процесс объединения германских земель вокруг себя.

И канцлер германии, канцлер Пруссии на тот момент, Отто фон Бисмарк, человек очень много проживший в России, хорошо знавший Россию, между прочим, носивший на пальце перстень с надписью на русском языке, там было написано слово «ничего», самое загадочное, по мнению немца, русское слово, которое означает что угодно и вместе с тем ничего не означает. Так вот, канцлер Пруссии боролся за то, чтобы создать отдельное, сильное, независимое европейское германское государство. И вот в этой борьбе ему мешала Франция. Все та же Франция императора Наполеона III, который говорил, что империя — это мир и поэтому Франция воевала каждый год.

Россия в войне между Пруссией и Францией

Вот, Наполеон III был обидчиком России в крымской войне. Горчаков сделал все, чтобы помочь Бисмарку начать войну, и не просто начать войну, а еще и выиграть. Россия в этой войне между Пруссией и Францией занимала нейтральную позицию, но эта нейтральная позиция была сравни поддержки, потому что она обеспечивала возможность Пруссии все свои силы, всю свою энергию направить на борьбу с Францией, и Франция
проиграла. Как только эта победа стала уже очевидной, Россия в одностороннем порядке заявила: «Более мы не будем стеснять себя условиями не интересного для нас и обидного для нас парижского договора».

И так, первая задача была выполнена. Россия начинает, в общем-то, уже строить свой военно-морской флот на Черном море, и самое главное, что либеральные преобразования, которые были начаты в стране, они постепенно, но вместе с тем достаточно активно, вводили Россию в число наиболее развитых экономических стран западной Европы. Это становилось уже государством подлинно капиталистическим, хотя, конечно, со своими особенностями, связанными с социальной организацией нашего общества.

Но вместе с тем, все таки, было очевидно, Россия из сосредоточенного состояния выходит к состоянию бурно развивающемуся. Но вот, случается внутреннее несчастье. Александр II после того, как пережил несколько неудачных покушений, в конечном итоге был убит. Убит террористами внутри страны.

Правительство Александра III

Новое правительство Александра III, сына покойного императора, безусловно, должно было ответить и в наших советских учебниках обычно писали об Александровской реакции, ставя, как бы, в один ряд Александр III — и реакционер, то есть такой человек, несущий какое-то негативное начало. На самом деле, реакция — это адекватный ответ. Конечно, на убийство отца сын должен был ответить. Ответить террористам и ответить, безусловно, жестко. И ответ был, но самое главное, что, конечно, происходит некая трансформация внешней политики России. Новый министр иностранных дел Гирс смотрит на европейские дела несколько иначе. Он считает — Россию нельзя втянуть в новую крупномасштабную европейскую войну, значит Россию нужно огородить.

А что может огородить Россию? Ее может огородить союз с, скажем так, наиболее близкими нам по духу государствами. Наиболее близки, по мнению Гирса, конечно, Германия и Австро-Венгрия. Ну хотя бы, в силу того, что большинство российских императриц — это, как известно, были представители германского этноса. На немках женились, начиная с Петра I. В таком случае, этот такой династический и политический союз может обеспечить России такое спокойствие, некое умиротворение, хотя бы на обозримое десятилетие, а это десятилетие, как предполагал Гирс, внутри страны будет очень и очень напряженным.

Новый союз императоров

В 1881 году итогом вот этих действий, действий Гирса, и собственно говоря, вообще всей русской дипломатии, становится подписание, так называемого, нового союза императоров. Это очень напоминало священный союз, договор, который был подписан в 1815 году после Венского конгресса, когда императоры европейские заботились о том, чтобы больше в Европе никогда не было революции, подписали такое соглашение о том, что они готовы прийти на помощь друг другу в случае, если возникнет революционная ситуация в какой-либо из европейских стран.

Но вот новое соглашение, как оказалось, было таким пустым фантиком. С одной стороны, был союз трех императоров, но, как оказалось, очень скоро Германия, Австро-Венгрия и Италия заключили между собой тройственное соглашение, и это уже был военнополитический союз. Вот здесь ситуация в корне менялась, потому что получалось так, что Россия, как бы связана, политическим договором с Австрией и Германией, а они между собой объединены еще и военным союзом. Это означало, что дисбаланс в Европе на лицо. Есть очень мощная, очень, скажем так, густонаселенная часть Европы, которая готова в любой момент выставить очень большое количество войск против любого из возможных противников.

Франция — союзник России

А кто могут быть эти противники? Не так давно Австрия, с которой у нас были такие же союзнические отношения не очень хорошо себя повела в крымскую войну. Она практически, не вступив в войну, сделала все, чтобы Россия эту войну проиграла. Вспомните ситуацию с мобилизацией австрийских войск и выводом их к российским границам. То есть все это говорило о том, что России нужно искать иного союзника. И в конечном итоге этот союзник был найден. Этим союзником становится очень далекая географически для России Франция. Но, как оказалось, в 19 веке — это очень близкая для нас страна.

В 1891 году французская эскадра, на борту которой находился президент Франции пребывает в Кронштадт. Это, конечно, был очень показательный, очень демонстративный жест. Не просто так визит главы государства, в другую державу. Хотя, между прочим, тогда это совершалось очень редко. Это было действительно масштабным событием, потому что в силу объективных обстоятельств просто не было тогда еще самолетов. Президент не мог полететь на один, два дня в какую-то страну.

Его путешествие занимало месяцы. А раз так, значит для того, чтобы отправиться в какое-либо государство для каких-то дипломатических действий, должен был этот визит быть настолько подготовленным, что никаких сомнений после этого визита не должно было оставаться.
Обязательно должен был быть подписан какой-то договор, какой-то союз, и этот союз должен был быть определяющим. Вот визит в Россию
французского президента означал, Россия и Франция уже договорились. Речь идет только о подписании конкретного текста документа.

И в этом тоже не могло быть никаких сомнений. Ну как иначе? Александр III, император российский, тот самый, который говорил, что европейские послы могут и подождать, пока русский царь удит окуньков. Он действительно, иногда задерживался на официальные приемы, потому что считал, что занятость русского императора намного более важная, нежели, чем какие бы то ни было дипломатические дела.

Так вот, Александр III стоял без головного убора, выслушивая гимн тогдашней Франции, Марсельезу, а это, между прочим, революционная песня, в которой есть слова, призывающие к смерти всех королей. Так вот, соглашение между Россией и Францией было подписано. В начале это сделали генеральные штабы двух государств, а потом это соглашение было скреплено уже и главами государств. Россия и Франция стали тем противовесом, который должен был быть адекватным ответом тройственному союзу германских государств в Европе.

Дальневосточное направление развития России

Ну а теперь давайте переместим свой взгляд на Дальний Восток. Мы пробежим несколько часовых поясов, то есть, как бы, пройдем тысячи километров. У нас есть такая возможность, потому что мы с вами просто разговариваем. Так вот, если мы посмотрим на дальневосточные российские дела, то мы здесь видим совершенно иную картину. Иную еще
и в том плане, что здесь совершенно другая Россия.

Все-таки, до Урала, европейской части страны, проживает более двух третей российского населения. За Уралом живет менее одной трети, причем, они, эти люди, они, что называется, проживают на территории, кратно превосходящей европейскую часть, то есть они разбросаны. Практически эта зона не инфраструктурирована, то есть там практически нет каких-то дорог, сети железнодорожных сообщений очень и очень ограничены. Поэтому получается, что российский Дальний Восток в конце 19 века — это такое, ну почти, самостоятельное государство.

И оно ведет почти самостоятельную внешнюю политику, хотя, конечно, все таки, как не говори, но основной вектор этой политики он был урегулирован из Петербурга, из столицы государства. Так вот, что же на Дальнем Востоке?

Россия и Китай

На Дальнем Востоке ситуация следующая: подбрюшье России — Китай, государство очень большое, очень многочисленное, самое
многочисленное на земле. Но Китай в конце 19 века слаб. Это государство раздираемо, это государство является объектом экспансии со стороны европейцев. Они видят в нем просто неиссякаемый потенциал. Ну еще бы, представляете, такой огромный рынок сбыта. Продай каждому китайцу по конфете и ты уже будешь миллиардер, то есть это практически
бездонный рынок, его хочется разорвать всем. Россия капиталист и, в общем-то, принять в этом участие ей тоже хочется. Но, все-таки, Россия ведет себя по отношению к Китаю значительно более мягче.

Англичане и французы ведут с Китаем самые настоящие войны. Впору вспомнить те самые знаменитые опиумные войны, когда китайское правительство запрещало продажи на своей территории опиума, который ввозили английские купцы. Англичане добивались права на то, чтобы этот опиум реализовывать. По сути, Великобритания зарабатывала на торговле наркотиками, и не просто зарабатывала, а на государственном уровне отстаивала интересы своих наркоторговцев.

Россия вела себя несколько иначе. Она дипломатическим путем выговаривала для себя все более и более лучшие условия, и конечно же, увеличивала свои территориальные владения. Так были денонсированы условия знаменитого Нерчинского договора. Был подписан новый договор, по которому Приамурье вновь возвращалось России. И самое главное, торговля России с Китаем год от года росла, она увеличивалась объемно, она увеличивалась по денежному измерению, и русские люди в Китае становятся не каким-то, так сказать, нонсенсом или случайностью, нет, в Китае формируются самые настоящие русские торговые фактории.

Россия и Япония

Примерно такие же события происходят и с Японией. Хотя, там была некоторая специфика. Все-таки Японии — это государство, которое очень долгое время проводило политику изоляции. И тут, конечно, очень интересная судьба самой Японии. Мы должны оперировать к чему? Ко второй половине 70 годов 19 века России удается заключить договор с Японией торговой. В Японии были определены специальные места для поселения русских.

Там были образованы российские консульства, Нагасаки, Синода, то есть это становятся территории, где русские моряки чувствовали себя практически, как дома. Между прочим, очень многие русские моряки, имеется в виду офицерский корпус, даже заводили там вторые семьи. Это было совершенно нормальным, заключался договор с, так называемой временной женой, и вот, в Японии было довольно много детей, которые, соответственно, рождались в результате таких браков. То есть жизнь становилась между Россией и Японией такой обыденной. Больше того, постепенно были решены и территориальные притязания.

Если вначале остров Сахалин находился в совместном владении между Россией и Японией, то в конечном итоге, Япония признала абсолютные, исключительные права России на весь остров Сахалин. То есть мы к концу 19 века с японцами не просто договорились дипломатически, но, по сути, мы стали государствами, которые активно шли на дипломатическое, экономическое и военное сближение. Правда, в начале 20 века эта ситуация в корне изменится.

Русская Америка

Конечно же, очень интересен вопрос о русской Америке. Бытует такой миф о том, что Россия продала Аляску Америке еще при Екатерине II. Вот это неправильный подход на самом деле к этой проблеме. Россия не продавала Аляску при Екатерине II. Аляска была продана только в конце 19 века и, если уж совершенно четко следовать юридической стороне дела, то мы не продавали Аляску, а мы передали ее в аренду на 99 лет.

Это такой типовой договор с возможностью пролонгации данного договора, но тем не менее, все таки, это была временная передача собственности России Соединенным Штатами Америки данных территорий на 99 лет. Почему мы говорим о том, что временно? Да потому, что есть в мире прецеденты, когда вот такие договора в конечном итоге заканчивались, их не продлевали и, соответственно, территория переходила к государству, которое изначально свою территории сдавало в аренду.

Вспомнить можно хотя бы Гонконг. Жемчужина Великобритании в Китае считалась ее неотъемлемой частью, когда подписывали этот договор еще в 1841 году, считали, что Гонконг отошел на вечное владение Великобритании. Но нет, китайцы живут, что называется, тысячелетними мерилами. Они подождали свои 90 лет, а потом просто предъявили, что называется, счет. Что все, теперь время аренды истекло, теперь Гонконг наш. И никого не стало смущать то, что Китай коммунистический, а Гонконг — это опора и оплот капитализма на Дальнем Востоке, Гонконг перешел под власть коммунистической партии Китая.

Вот, возможно такая же судьба ждала и Аляску, но история не меняется. Россия Аляску продала. Продала, в общем, за смешную по нынешним временам сумму — 7,5 миллионов долларов. И не только Аляску, но еще и Алеутские острова, еще и владения в Калифорнии. Русские к 19 веку обжили достаточно большое американское побережье, и поэтому потеря, в общем то, достаточно значительная. Но был ли у России иной шанс на тот момент? На тот момент, видимо, не было, потому что Америка очень быстро развивалась, очень бурными темпами набирала свою мощь.

У России на Дальнем Востоке сильного флота не было и заводить себе какого-то противника на Дальнем Востоке было, попросту, невыгодно. Нужно было получить какие-то деньги и, самое главное, заручиться хорошими дипломатическими отношениями. А помимо Аляски, Россия смогла заручиться такими отношениями с США, но тут можно вспомнить и знаменитый визит русских эскадр во время обострения дипломатического конфликта с англичанами, ну и некоторые другие моменты.

Среднеазиатское направление российской внешней политики

Конечно, было еще и среднеазиатское направление российской внешней политики, которое геополитически, то есть стратегически, в политическом плане было также очень важным. Важным в силу каких причин? Важным в силу исторического конфликта интересов между Российской империей и Британской империей в 19 веке. Жемчужиной Великобритании была Индия и, как говорил, еще Николай I, если и щекотать где-то англичан, то только в направлении Индии.

Англичане именно там щекотки боятся. Поэтому Россия была, скажем так, определена на то, чтобы продвигать свои интересы в Средней Азии. Процесс этот оказался достаточно длительным. Более 30 лет русские продвигались очень планомерно в Средней Азии. В конечном итоге дошли до самой южной точки России — города Кушка, а это фактически расстояние минимальное до Индии, там остается буквально один переход, 30 или 40 километров и ты уже на территории Индии, и там мы остановились, дав понять англичанам, смотрите, в случае чего от России до сердца Британской империи, что называется, рукой подать.

Подводя итоги

Таким образом, если мы проведем с вами итог, мы должны отметить следующее: вторая половина 19 века для России была сложной, была очень напряженной, были довольно такие тяжелые события, связанные с тем, что России пришлось преодолевать, как внутренние проблемы, так и решать проблемы старые, связанные, допустим с крымской катастрофой, но, в конечном счете, русская дипломатия нащупала верные векторы, которые позволили сделать Россию вновь мощной сильной державой, как политически, так и дипломатически.

Российская империя по праву в конце 19 века считалась одним из сильнейших государств мира и без нее, как и в 18 веке, по-прежнему не одна пушка в Европе не стреляла.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 1
  1. Аноним

    спасибо

Добавить комментарий

Adblock
detector